124 Photos - Jan 26, 2015
Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Свято-воскресенский Кафедральный Собор.

В историческом центре старой части города, на площади, которая в 2002 г. в честь его юбилея получила название им. 900-летия Борисова, возвышается величественный памятник церковной архитектуры XIX века — Свято-Воскресенский кафедральный собор. Он придает особый колорит и своеобразию всему комплексу окружающих его зданий, а сама площадь является любимым местом борисовчан. 
Прошло более 140 лет с того времени, как был заложен первый камень в основание храма. Собору с тех пор пришлось многое пережить — революции, изъятие большевиками церковных ценностей, войны, воздействие природных явлений, бездушное отношение к нему атеистических властей в послевоенные годы.

Но даже и спустя много лет после возведения он поражает своей красотой и величием. Фасады собора привлекают богатым оформлением, многообразными декоративными элементами, подчеркнутыми белым окрасом, профилированными карнизами, живописной объемной композицией.Photo: Photo: Свято-воскресенский Кафедральный Собор.

В историческом центре старой части города, на площади, которая в 2002 г. в честь его юбилея получила название им. 900-летия Борисова, возвышается величественный памятник церковной архитектуры XIX века — Свято-Воскресенский кафедральный собор. Он придает особый колорит и своеобразию всему комплексу окружающих его зданий, а сама площадь является любимым местом борисовчан. 
Прошло более 140 лет с того времени, как был заложен первый камень в основание храма. Собору с тех пор пришлось многое пережить — революции, изъятие большевиками церковных ценностей, войны, воздействие природных явлений, бездушное отношение к нему атеистических властей в послевоенные годы.

Но даже и спустя много лет после возведения он поражает своей красотой и величием. Фасады собора привлекают богатым оформлением, многообразными декоративными элементами, подчеркнутыми белым окрасом, профилированными карнизами, живописной объемной композицией.Photo: Свято-воскресенский Кафедральный Собор.

В историческом центре старой части города, на площади, которая в 2002 г. в честь его юбилея получила название им. 900-летия Борисова, возвышается величественный памятник церковной архитектуры XIX века — Свято-Воскресенский кафедральный собор. Он придает особый колорит и своеобразию всему комплексу окружающих его зданий, а сама площадь является любимым местом борисовчан. 
Прошло более 140 лет с того времени, как был заложен первый камень в основание храма. Собору с тех пор пришлось многое пережить — революции, изъятие большевиками церковных ценностей, войны, воздействие природных явлений, бездушное отношение к нему атеистических властей в послевоенные годы.

Но даже и спустя много лет после возведения он поражает своей красотой и величием. Фасады собора привлекают богатым оформлением, многообразными декоративными элементами, подчеркнутыми белым окрасом, профилированными карнизами, живописной объемной композицией.Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Свято-воскресенский Кафедральный Собор.

В историческом центре старой части города, на площади, которая в 2002 г. в честь его юбилея получила название им. 900-летия Борисова, возвышается величественный памятник церковной архитектуры XIX века — Свято-Воскресенский кафедральный собор. Он придает особый колорит и своеобразию всему комплексу окружающих его зданий, а сама площадь является любимым местом борисовчан. 
Прошло более 140 лет с того времени, как был заложен первый камень в основание храма. Собору с тех пор пришлось многое пережить — революции, изъятие большевиками церковных ценностей, войны, воздействие природных явлений, бездушное отношение к нему атеистических властей в послевоенные годы.

Но даже и спустя много лет после возведения он поражает своей красотой и величием. Фасады собора привлекают богатым оформлением, многообразными декоративными элементами, подчеркнутыми белым окрасом, профилированными карнизами, живописной объемной композицией.Photo: Photo: Photo: Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Руины бывшей тюрьмы
К средине XIX века от известного из истории Борисовского крепостного замка, который просуществовал семь столетий, уже ничего не осталось, постройки сгнили и стали обрушиваться. По причине нецелесообразности их не стали восстанавливать, но окруженное речным рукавом и топким болотом место решили использовать для постройки другого замка — тюремного.

В 1858 году с купцом первой гильдии Бульковштейном был заключен договор строительства, согласно которому двухэтажный острог на 75 арестантов следовало построить за 4 года, а затем передать в аренду правительству на 30 лет. Вскоре борисовская тюрьма стала городской достопримечательностью. С ее изображением была выпущена даже почтовая открытка. Начальником острога назначался гражданский чиновник 12 класса Табели о рангах (губернский секретарь).

Ворота тюрьмы выходили на улицу Хоругвенную (ныне — ул. Гоголя), а тыльная сторона — в переулок, получивший название Тюремного (ныне — начальная часть ул. Лопатина).

Звон кандалов для жителей Хоругвенной улицы стал привычным, потому что заключенных доставляли в тюрьму пешим порядком. Так же пешком вели арестованных и на вокзал.

Однажды при следовании колонны арестантов, у одного из них на ноге расковались кандалы, и его привели на завод исправить положение. После того, как рабочий заклепал нужное звено, закованный арестант протянул ему 15 копеек, за которые можно было купить тогда фунт парного мяса.

В годы кайзеровской и белопольской оккупации хозяева тюрьмы соответственно менялись, как и контингент ее обитателей, но основная функция белокаменного здания оставалась первоначальной.

В советское время кандалы исчезли. Тюрьма некоторое время назывался ДОПРом — домом предварительного заключения. В годы сталинского террора изменилось многое. Население зарешеченного замка резко увеличилось и достигало сотен человек. Зловещий вид приобрели окна здания. Их бесчеловечно прикрыли такими приспособлениями, которые обитателям камер не давали видеть из внешнего мира ничего, кроме небольшого прямоугольника неба.

Что стало с заключенными после начала войны? Сведения об этом разноречивы. Политичические заключенные, вероятнее всего, были расстреляны, а остальные, согласно сохранившимся документам, 26 июня 1941 года были выстроены в колонну и под конвоем пешим порядком по автостраде стали следовать в направлении Смоленска. Однако по дороге колонна была обстреляна с вражеских самолетов, и заключенные разбежались. Исчез и начальник тюрьмы Больных.

В годы нацистской оккупации тюрьма находилась в ведении Службы порядка (для узников гестапо имелись свои застенки), состоявшей из местных холуев-полицаев. Начальником тюрьмы из их среды был назначен некто Я. Никитин.

Обычной мерой наказания в тюрьме времен оккупации был расстрел, применявшийся без суда и следствия даже к детям. Например, там были расстреляны Самцевичи Инна, Леня и Женя, девочка и два мальчика 7, 11 и 13 лет. Вина их состояла лишь в том, что родились от смешанного брака (мать была еврейкой).

После войны тюрьма снова стала специфическим заведением МВД, и все стало на круги свои, но не надолго. Видимо, здание стало настолько ветхим, что ремонт оказался бы невыгодным. К концу 1951 года тюремное здание освободили и вскоре разрушили. Оставили только подсобное помещение, которое приспособили под городской вытрезвитель. Таким образом, история тюрьмы охватила 90 лет.

А как же Борисов обходится без тюрьмы? Обходится! При городском и районном отделах внутренних дел имеются так называемые КПЗ — камеры предварительного заключения. Их построили сравнительно недавно. Поэтому классической и пресловутой параши там нет, вместо нее — водопровод и канализация, что уже является крупным достижением местной пенитенциарной системы.Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Фрагмент усадебно-паркового комплекса Радзивиллов, впоследствии перешедшего к князьям Романовым

http://borlib.by/istoriya-borisovschini-sobitiya-i-fakti/imenie-v-staro-borisove-vechi-istoriiPhoto: Фрагмент усадебно-паркового комплекса Радзивиллов, впоследствии перешедшего к князьям Романовым

http://borlib.by/istoriya-borisovschini-sobitiya-i-fakti/imenie-v-staro-borisove-vechi-istoriiPhoto: Фрагмент усадебно-паркового комплекса Радзивиллов, впоследствии перешедшего к князьям Романовым

http://borlib.by/istoriya-borisovschini-sobitiya-i-fakti/imenie-v-staro-borisove-vechi-istoriiPhoto: Фрагмент усадебно-паркового комплекса Радзивиллов, впоследствии перешедшего к князьям Романовым

http://borlib.by/istoriya-borisovschini-sobitiya-i-fakti/imenie-v-staro-borisove-vechi-istoriiPhoto: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: Photo: