Post has shared content
Тем утром Фима Драценципер пришел со своей стройки, где он трудился на благо родины и каблана  ночным сторожем, принял душ и стал готовить себе завтрак.Он разогрел вчерашний борщ с говядиной и положил в него две ложки сметаны, затем вынул из холодильника початую бутылку водки. Налил себе 100 грамм и, отрезав от завернутого в чистую тряпочку украинского сала толстый ломоть, положил его на листок мацы, полученный в подарок на прошлый Песах. К этому времени закипела вода в кастрюльке, и Фима забросил в нее сибирские пельмени фирмы «Тетя Мара», приобретенные в русском магазине.Выпив свои 100 грамм, Фима закусил бутербродом из мацы с салом и принялся за борщ. Покончив с борщом, он выложил в опустевшую тарелку пельмени, выпил еще 100 грамм и съел пельмени, предварительно смазав их сливочным маслом. Затем, с бокалом кока-колы в руке, Фима сел к телевизору и посмотрел российские новости, прослушал прогноз погоды по здешнему русскоязычному радио и улегся спать.
   А в это время на вилле напротив его дома случился приступ острой сердечной недостаточности у почтенного соседа. Это был весьма благочестивый и совсем еще не старый человек. Жаль его… Мог бы еще пожить, если бы не привычка следить в бинокль за тем, как и что ест «русский» в доме напротив.

Post has attachment
Просто случай...
from yaplakal.com

Купил на днях скутер по дешевке, ну разболтанный немного и облезлый, но в общем ничего себе еще. Сижу значит вчера в гараже, ну то-сё, там подкрутить, здесь смазать, да всяко-разно ещё... Покрасить опять же надо... Только переоделся и начал ковыряться, как бац, жена звонит...
- Ты там долго еще ?
- Ну часа два наверное, или три, а что ?
- Да на рынок надо съездить, прикупить кой чего по мелочи...
- Может на скутере сгонять ?
- Сдурел совсем ? На машине конечно...
- Ладно, ща подъеду...
Думаю, чего уж переодеваться то, накинул на водительское сиденье покрывало чтобы чехол не испачкать и к дому за женой... В общем привез её на рынок, дай думаю покурю пока она там. Бля, сигареты то забыл, ан нет, в бардачке нашлась мятая пачка с парочкой измочаленных сигарет... Вышел из машины, присел рядом на заборчик, низенький такой, из труб сваренный, сижу, дымлю и радуюсь солнышку... Видок у меня конечно был еще тот, в старых дырявых кроссовках на босу ногу, треники непонятного цвета с классическими отвислыми коленками, и футболка в пятнах и дырах от кислоты. А еще пару дней назад навернулся в парке с велика, погнул и покарябал морду лица, да руки все в ссадинах. В общем еще бы перегарчику, и получился бы из меня типичный забулдыга, коих в любых дворах хватает.
Тут подваливает ко мне мужичок, неопределенного возраста, выглядит примерно как и я, т.е. грязный, небритый, весь такой помятый, слегка побитый, и заметно что с неслабого бодуна.
- Здоров браток, дай закурить а ?
Отдаю ему последнюю мятую сигарету, и даю прикурить. Он присаживается рядом со мной на заборчик, тяжко вздыхает, и говорит:
- Слышь, ты тоже помираешь вижу, давай добавь и подлечимся, я тут местечко знаю, Валька не даст сдохнуть, поможет, точно тебе говорю...
- Бля земляк, я сам на мели, вишь вон последний чинарик докуриваю, тоже думаю где сшибить чего нить, а то кони двину. А Валька твоя в долг не даёт ?
- Не, хрен допросишься...
В его голосе было столько сожаления ненависти и безысходности одновременно, вид его был настолько жалок и неказист, что подумалось, не сильно я обеднею если пожертвую ему стольник на опохмел, хоть и алконавт он и к бомжеванию судя по всему скатывается, но что такое помирать с похмела я знаю, да все знают, чего уж там...
И тут к машине подходит жена, ставит на заднее сиденье пакет и говорит:
- Давай еще в магазин на углу по пути заскочим. И садится в машину.
Я сажусь в свою Мазду, включаю заднюю передачу, подъезжаю к офигевшему мужичку и сую ему стольник...
-Держи земляк, сходи к Вальке, подлечись... И выезжаю со стоянки...
Вот чесслово, за выражение его лица я не пожалел бы и еще сотки...
Просто случай...
Купил на днях скутер по дешевке, ну разболтанный немного и облезлый, но в общем ничего себе еще. Сижу значит вчера в гараже, ну то-сё, там подкрутить, здесь смазать, да всяко-разно ещё... Покрасить опять же надо... Только переоделся и начал ковыряться, как бац, жена звонит... - Ты там долго еще ? - Ну часа два наверное, или три, а что ? - Да на рынок надо съездить, прикупить кой чего по мелочи... - Может на скутере сгонять ? - Сдурел совсем ? На ...
yaplakal.com

Post has attachment
После конца света
from Ithappens.ru

Началось всё, как обычно, нежданно-негаданно; как говорят в этих ваших интернетах, внезапно. Представляется интересным заметить, что индейцы из племени майя ещё сотни лет назад разработали календарь, достаточно точно предсказавший эти события. Они ошиблись в малом: не учли действия Папы Григория XIII, который ввёл в католических странах свой собственный календарь. За прошедшие с 1582 года столетия набежало несколько дней разницы, и предсказанное майя событие грянуло не в тот день, в который его ожидали толпы безумного народонаселения, а в тихую и спокойную пятницу 4 января 2013 года, она же 22 декабря 2012 года по старому стилю.

Ничто не предвещало беды. Лёгкий ветерок тасовал по небу пушистые облака, солнышко ласково долбило землю потоками высокоэнергетических нейтрино, а озоновая дырка судорожно искала себе озоновый бублик. Сисадмин беспечно проводил время в кругу семьи, в кои-то веки получив возможность наблюдать детей в бодрствующем состоянии. Но беда уже подкралась к воротам, форсировала эскарпы и контрэскарпы, сняла часовых и бесшумно запустила на крепостную стену десант. Сисадмину осталось наслаждаться покоем около пяти минут.

Примерно в одиннадцать утра его сотовый телефон издал хрюк антивируса Касперского, наткнувшегося на вирус «Бластер». Сисадмин накапал корвалола жене, сменил штанишки детям и прочитал полученную эсемеску. Сообщение гласило (цитирую дословно): «Брат Митька помирает… Ухи просит…» Сисадмин опустил голову на грудь и глубоко задумался. Эта шифровка из головного офиса означала, что Самый Главный и Наиболее Центральный Сервер крупной международной компании прямо в данную секунду потребляет последние ватты электроэнергии и вот-вот сдохнет в жутких мучениях от голода. Делать нечего — сисадмин скорбно попрощался с женой и детьми, собрал котомку с бутербродами и отправился в рабочий кабинет, чтобы проверить, почему даже теоретически неубиваемый сервер жалуется на голод.

В офисе было тихо и пусто. Все нормальные люди в Израиле по пятницам сидят дома, в кругу семьи, и занимаются домашними делами. Сисадмин тенью проскользнул через пустые коридоры, вскрыл дверь в серверную и окинул взглядом стойки. В серверной было темно и тихо. В серверной. Тихо. Тихо?! Сисадмин ткнул пальцем в клавишу включения ближайшего сервера — тот даже диодом не моргнул.

Виртуоз клавиатуры и отвёртки почувствовал, что медленно сходит с ума. Сервера подключены к источнику бесперебойного питания, который поддерживается генератором. Кроме того, генератор защищён источником бесперебойного питания всего здания, и у здания есть собственный генератор. Это четырёхуровневая система защиты, которая не должна упасть ни при каких обстоятельствах, разве что если начался конец света. На сервере крутятся программы, на которые завязаны многие миллионы долларов США, причём не клиентов, нет, а самой фирмы, поэтому их жалко. Интересно, является ли конец света форс-мажорным обстоятельством?

Сисадмин немного поразмышлял о превратностях судьбы и о законе Мёрфи. Нет чтобы конец света начался с серверной банка, где хранятся данные о невыплаченной ипотеке; ему обязательно вздумалось начинаться именно с серверной этой компании, за бесперебойную работу которой оный сисадмин отвечает — не головой, а куда более важными частями тела. Сисадмин решил подойти к окну, чтобы бросить последний взгляд на мир, который он так любил. Кроме того, у окна было единственное место в офисе, где ловил сеть телефон, и сисадмин решил позвонить жене, чтобы попрощаться, передать последнее «прости» детям и сказать жене, что котлеты вчера были пересолены, — сейчас-то он уже ничем не рисковал.

Он сделал пару шагов наружу из тесной тёмной комнатки и расквасил себе нос о стену, потому что под правую ногу подвернулся здоровенный талмуд страниц в восемьсот. Заинтересовавшись, наш герой поднял книгу, открытую на сто сорок второй странице, и подставил её под свет. На огромном листе бумаги была отпечатана красным цветом только одна фраза: «Перед тем как приступать, убедитесь, что электричество отключено». Сисадмин закрыл книгу. На обложке красовалось страшное название ритуала, с помощью которой можно устроить конец света в отдельно взятой серверной: «Практическое руководство по ремонту и профилактическому обслуживанию промышленных кондиционеров».

Перед внутренним взором сисадмина развернулись картины из недавнего прошлого. Воспользовавшись тем, что в пятницу в офисе никого нет, обслуживающая служба здания вызвала ремонтника для профилактики кондиционера. Тот, действуя строго по инструкции, отключил питание. Включился бесперебойник. Ремонтник отключил бесперебойник. Взревел генератор. Ремонтник заглушил генератор. Включился бесперебойник всего здания. Ремонтник отрубил и его, и запустившийся следом генератор. В этот момент Самый Главный и Наиболее Центральный Сервер отправил злополучную эсемеску, вызвав сисадмина в юдоль скорби.

Картины недавнего прошлого сменились картинами ближайшего будущего. По экспрессивности они дали бы по сто очков вперёд Иерониму Босху и Гигеру, а по кровавости превосходили тексты Napalm Death и Cannibal Corpse. Главным героем в них был незадачливый ремонтник, прекращающий своё существование очень многими, очень яркими и не всегда быстрыми способами. Сисадмин захлопнул талмуд и убежал искать ремонтника. Затемнение.

Следующая сцена. То же здание, этажом ниже, примерно то же время. Лицо неопределённой национальности в спецовке неопределённого цвета, зажав в зубах сигарету неопределённой марки, нацелило в стену перфоратор неопределённого производителя. Следует отмашка рукой, ответственный за техническое состояние здания перебрасывает рубильник, потолочные лампы оживают; сисадмин, ослеплённый внезапно вспыхнувшим освещением, кубарем катится по лестнице. Перфоратор с рёвом вгрызается в стену, сверло легко проходит первые несколько сантиметров и высекает ослепительные бело-голубые искры. Электричество отключается; сверло, накрепко засевшее в перебитом кабеле, замирает. Лицо неопределённой сексуальной ориентации, почесав в затылке, сдвигает сверло в дыре так, чтобы оно касалось только одного провода. Свет включается снова. Лицо вывинчивает сверло из перфоратора, оставляя его торчать из стены и замыкать цепь, забрасывает перфоратор в сумку, и они вместе с ответственным уходят из кадра.

Под слепящим светом потолочного освещения с другой стороны в кадр входит сисадмин. Его одежда выглядит слегка помятой после падения на лестнице, капли крови из разбитого носа и прилипшие окурки придают ей определённый шарм. Его внимание привлекает одиноко торчащее из развороченной стены сверло. Сисадмин, воспылав праведным желанием навести, наконец, в этом аду хоть какое-то подобие порядка, хватается за сверло, чтобы его вытянуть. Бело-голубые искры под меркнущим светом ламп. В темноте раздаётся фраза сисадмина, переводящая этот сценарий сразу в категорию «только для взрослых».

Сцена последняя. То же здание, получасом позже. Вскрытая серверная компании, заполненная гулом вентиляторов; сервера задорно перемигиваются друг с другом светодиодами. Сисадмин с блаженным видом поглаживает Самый Главный Сервер, вновь занявшийся тасованием миллионов долларов, дует на костяшки кулаков и обожжённые сверлом пальцы. Ответственный за техническое состояние здания стоит в дверях, прижимая к разбитой физиомордии холодный компресс. Лицо неопределённой сексуальной ориентации, слегка помятое и покрывшееся синяками, примеривается болгаркой к навесному гипсовому потолку, чтобы выпилить отверстие для ещё одного выхода кондиционера. Щелчок выключателя. Ничего не происходит. Лицо осматривает болгарку и замечает валяющийся на полу хвост питания. Лицо берет вилку в руку, оглядывается вокруг, выдёргивает какую-то другую вилку из розетки и вставляет в неё вилку болгарки. Раздаётся мощный хрюк, словно от Касперского при виде «Бластера». Лицо сисадмина вытягивается, пока вентиляторы Самого Главного Сервера затихают…

Ремарка в сторону: в результате описанных событий ни один человек в неопределённого цвета спецовке не пострадал. А тот, кто пострадал, — да разве ж это человек?..

Правильный подход
from КреоМания.com

овк:
Я постучался и, не дожидаясь ответа, зашел в кабинет. Какая же она ахуенная! На вид лет двадцать пять, не больше, а уже кандидат наук. Сиськи большие, тяжелые, топорщат пуговицы на врачебном халатике до невозможности. Глазки голубые на меня подняла и дальше писать что-то стала.
– Здравствуйте.
– Здравствуйте, присаживайтесь. Карточку давайте. На что жалуетесь?
– Я к вам, Виктория Сергеевна, с необычной проблемой.
– Слушаю вас.
– Не знаю, как сказать. Э…М-м-м…
– Говорите, как есть.
– У меня хуй током бьется!
– Что?!
– Представляете? Как эякуляция – так сразу и шарашит. И пребольно, знаете ли.
– Вы дебил?
– Нет, что вы?! Я умный. Я в Сколково охранником работаю.
– Выйдете вон. Вам к психиатру надо, – рассердилась вроде, а в газах любопытство.
– Да выслушайте меня хотя бы. Я не сумасшедший. Мне пойти больше некуда, – чуть не плачу. – Давайте, я вам все по порядку расскажу.

Молчит, не выгоняет. На жалость надавить – оно полезно иногда.
– У меня сейчас материальное положение очень трудное, знаете ли. Поэтому я нано-роботов этих и решил через проходную вынести. Проглотил горсточку, в надежде потом их выкакать и продать.
– И что?
– Надежды не оправдалась.
– Не выкакали?
– Не продал.
– Сочувствую.
– Вот с тех пор все и началось. Может, вышли не все. Маленькие они, могли и затеряться в недрах организма. Так вот, сидел я дома после неудачной сделки с этими проклятыми роботами. Переживал, что отмыл их в дуршлаге плохо, и за получившееся нано-гавно мне покупатели лицо отмудохали.
– Избили вас что ли?
– Немножко.
– А вы забавный.
– Спасибо. И решил я напряжение вручную снять. Включил видео с голыми и не смешными, сижу, снимаю, и тут оно как даст!
– Кто?
– Напряжение. Вольт сто двадцать. Я поначалу подумал, что случайно мокрую ногу в розетку сунул. Вас, кстати, муж не бьет током во время оргазма?
– Я не замужем.
– Значит, не бьет. А хотя бы секс во время сеанса электрофореза у вас был?
– Не было.
– Мда…какая сексуальная серость. Вам меня не понять. Это было потрясающе. В смысле, тряхнуло не по-детски. Ощущение – будто пережил клиническую смерть.

Смотрит недоверчиво:
– И что? Ну, ударило вас током во время мастурбации, что тут такого? Это могло быть, что угодно. Чья-то добрая шутка, оголенный провод, шаровая молния, наконец.
– На конец? Молния? А вы затейница. Но это еще не все. Я продолжил опыты. И даже в финале заземлился одной рукой за батарею. И тут я как цвиркну! А оно как ебнет! Аж искры из залупы посыпались.
– Не может такого быть.
– Клянусь. В третий раз обрезинился, два гандона натянул и надувную резиновую руку взял. Поскрипел малость – ощущение не то, просто моральным уродом себя почувствовал. Дрочить резиновой рукой – это безнравственно.
– Это да-а-а.
– Вам хорошо издеваться. А я от безысходности Насте позвонил, теперь уже бывшей своей, она и примчала. Пришлось угощать ее пивом, а положение у меня материальное – сами знаете, как бы самому без опохмела не остаться. Я о новых своих способностях умолчал. Просто попросил ее за батарею держаться, типа в водопроводчика играем. Будто у нее батареи лопнули, и она дыру руками держит, кипятком паркет залить не дает. А тут к ней сантехник приходит, и вместо того, чтобы течь устранить, пользуется занятостью ее рук и ракообразной позицией. Ну, развлекаемся мы так иногда.
– Интересно.
– В общем, в рамках такого сюжета, финишировал я в Настю обильно и без всяких потрясений. Смотрю на мою красавицу – сократилась она как-то неестественно, как гусеница, скукожилась и башкой об батарею – ннна! – распрямилась. Думал, это от оргазма она так разволновалась. Ан нет, оказалось, это я ей под хвост двести двадцать дал, а сам ничего не почувствовал, вынуть успел, наверное.
– Это прискорбно.
–Я потом еще на курице потрошенной пробовал разряжаться. Изнутри даже пропеклась немного, но все равно выкинуть пришлось, запах неприятный. Всех бью, Виктория Сергеевна: людей, кур, гусей и даже одну японскую канарейку ушатал – прямо напасть какая-то. Я бы Настю привел, чтоб она слова мои подтвердила, но у нее после последнего раза память отшибло. Не помнит она меня. Ходит по району теперь, как Будулай, песни поет.

Взгляд потеплел немного. Главное тут, побольше подробностей.
– Понятно. От меня что требуется? Я в электрике не разбираюсь.
– Вы должны помочь мне. Вы врач, кандидат наук, вы клятву Гиппократа давали. Ну, не ради меня, так ради науки. Может, я феномен и теперь скатов электрических осеменять могу в неволе.
– Снимайте штаны. Я посмотрю… Да, странно, в мочеиспускательном канале сажа.
– А я о чем говорю. Все это правда до последнего слова. Я могу вам прямо сейчас продемонстрировать.
– Ну, не знаю… Хорошо, начинайте пока мастурбировать, а я приглашу кого-нибудь из коллег, мы на это посмотрим.
– На себя у меня уже рука не поднимается. Выработался защитный рефлекс. Без вашей оральной помощи не справлюсь, – сам не поверил, что сказал это.
– Вы с ума сошли?!
– Виктория Сергеевна, я сейчас тоже не ради себя стараюсь. Отечественная наука в опасности. Вы со мной докторскую диссертацию напишете. И премию получите, может быть. Нобелевскую! Зачем вам коллеги? С ними делиться придется. А я в конце в руку закорочусь, вас током бить не буду. Но сам я начать не смогу.

– Да? – задумчиво мои яйца в руках катает и вдаль куда-то мечтательно смотрит. Залипла секунд на тридцать, небось, раздумывает, куда нобелевку потратит.
– Значит так, пойдемте в лабораторию, я сейчас к вам кое-какие приборы подключу.
– Вольтметр и осциллограф что ли?
– Типа того. А вы когда извергаться будете, скажите, чтобы я смогла среагировать и показания зафиксировать.
– Конечно, скажу, а как же, – хуй у меня сразу привстал и в небо по стойке смирно уставился. Тут Виктория Сергеевна какие-то присоски мне к яйцам подключила и аккуратно моего шершавого надрачивать начала. Руки, правда, в перчатках резиновых, не очень холодок приятный от них. Я за голову ее взял и хуй ближе ко рту поднес. Принюхалась – все чисто. Чииик – и приоткрыла уста сахарные. О-о-о, заебись! Клюет! В смысле, сосет.

Минут через десять, чувствую, подкатывает волна. За ушки докторшу взял и размашисто стал в ротец ей засаживать. Она давится, мычит, но хуй не выплевывает. Ответственный она все-таки человек, такая научный эксперимент не провалит. Кончил куда-то в нёбо, смотрю, а у нее из носа сопля нелицеприятная из спермы свисает. Исказил мне картину этот ответственный человек, конечно. Прям перехотелось науку с колен вместе с ней поднимать.
– Что ж вы не предупредили? – когда откашлялась и высморкалась, изумленно спрашивает.
– Увлекся.
– А где же разряд? Я ничего не почувствовала.
– Не знаю, иссякло. Надо в пизду попробовать.
– Ну, уж нет!
– Смотрю, мы с вами не сработаемся. Это ж надо – зажать пизду в самом начале эксперимента! Плакала ваша Нобелевская премия, ищите другого благодетеля, – присоски от яиц оторвал и одеваться стал. Она капельку спермы с верхней губы вытерла и обиженно носом шмыгнула:
– Пошел вон!
– А поцеловать?
– Вон!!!

Я вышел на улицу и сделал пометку в блокноте:
16. Галя, жена шахтера, ебал в пизду три раза, сказал, что моя сперма обладает отбеливающим половые губы эффектом.
17. Виктория Сергеевна, кандидат медицинских наук, ебал в рот один раз, сказал, что половой Мегавольт.
Доверчивые все-таки женщины создания, даже самые умные особи в любую хуйню готовы поверить. Главное – правильный подход найти.

(c) Катран

Post has shared content
БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ
У меня есть друг, который старался избегать мои дни рождения, видимо, чтоб не тратиться на подарок), и я решил его проучить. Я купил рулон туалетной бумаги, аккуратно распаковал, размотал рулон до середины и вклеил предварительно мной выполненный на компьютере золотой сертификат (в виде пластиковой карточки) следующего содержания:

Вы являетесь обладателем золотого миллиардного рулона, компания производитель нашей замечательной туалетной бумаги вручает Вам этот золотой сертификат (1 000 000 ... сумму) и можете получить деньги в дирекции компании при предоставлении этой пластиковой карты.

На тонкий плотный картон нанёс принтером информацию, приклеил широкую магнитную ленту (из под старых ЭВМ), как в настоящей пластиковой карточке) и заламинировал в пластик (есть такие услуги).

Аккуратно запаковал рулон и, придя однажды в гости к моему другу, тайком положил эту "Бомбу замедленного действия" в туалетный шкафчик к другим рулонам туалетной бумаги. Ну и где-то через месяц "Бомба" рванула!

И попался на ней ни друг и ни его жена, а попалась его тёща, которая решила в тихую получить себе деньги. Она поехала в другой город на завод - производитель этой туалетной бумаги, поставила там всех на уши. Писала в защиту прав потребителя, искала правды в газетах, раздувала щёки у юристов - чем, наверное, немало позабавила людей.

Конечно же, мой друг вычислил мою "пакость" и за это мне безмерно благодарен (так как тёща не появляется у них уже лет пять). И стал дарить мне два подарка на день рождение и день "Бомбы".

Его тёща меня знает и ненавидит, и внесла меня в список "друзей", где я занимаю почётное второе место после Гитлера.

Post has shared content
ТВАРЬ
В этот раз маньяку Феофилу попался трудный мальчик. Мальчик не хотел ничего, откровенно смеялся в лицо Феофилу и не хотел уходить со двора.
- У меня игровая приставка там есть... Плейстэйшн. – нудил Феофил
- Сходи поиграй, раз есть. В супер-марио. – смеялся мальчик – Не буду я с таким старьем играть.
- Конфеты там разные есть. Много. Драже. И шоколадные. И леденцы. – не сдавался Феофил.
- За зубы не боишься? – смеялся мальчик – Ты ж и мяса в дом купи. Котлеток всяких, вырезку..
- Велосипед! – выдохнул Феофил.
- Какой! – выдохнул мальчик
- Минск! Большой! – попытался ошеломить Феофил
- Лох! – не ошеломился мальчик и продолжил смеяться – У меня – Унивега Альпина. Карбон.
- Телевизор и мультики! – сменил направление Феофил
- Не позорься. – отрезал мальчик.
- Ну ты скажи, скажи... Чего у тебя нет? – сменил тактику Феофил – У меня дома это есть.
- Все у меня есть, все. – вновь засмеялся мальчик – А если нет – будет.
- Прям все-все? – не поверил Феофил.
- Все-все. – заверил мальчик – У меня Тварь есть.
- Как тебе не стыдно! – возмутился Феофил – Твоя мама знает какие ты слова говоришь?
- Не твое дело. – отрезал мальчик – Тварь – она и есть Тварь. Как ее еще называть?

- Фу! Какой ты плохой! – поцыкал зубом Феофил – Уйду я от тебя. Мороженого поем.
- Хочешь мороженого? – безо всяко надежды забросил маньяк удочку в последний раз.
- Мороженого... – протянул мальчик – Мороженого хорошо бы...
- Так пошли! – засуетился Феофил – Вот там есть.. За углом прямо.
- Не надо никуда идти. – сказал мальчик – Сейчас мороженое будет здесь.
- Прилетит к нам волшебник? – снисходительно захихикал Феофил – В голубом вертолете?
- Тварь принесет. Говорю же – Тварь у меня есть. – объяснил мальчик.
- И где она? – не понял Феофил.
- Не знаю. – пожал плечами мальчик – Сейчас позову.
Мальчик достал из кармана свисток и подул в него. Свиста не последовало.
- Не работает твой свисток. – сказал Феофил – Я могу дома его починить, кстати.
- Работает. – ответил мальчик – Просто свиста не слышно.
- И где твоя Тварь? – скептично спросил Феофил.
- За спиной у тебя. – ответил мальчик – Только не ори, пожалуйста.
Феофил вдруг почувствовал, что кто-то дышит ему в спину. По рукам и ногам с топотом пробежалось две дивизии специально выученных беговых мурашек. Медленно, на ватных ногах он обернулся и...
Это действительно была Тварь. Что-то аморфное, изначально мерзкое смотрело на Феофила парой десятков глаз и.. И Феофил закричал.
- Говорю же, не ори! – сказал мальчик и похлопал Тварь по одному из бугорков вокруг морды, которая занимала добрую половину поверхности Твари – Она добрая.
Феофил захлопнул рот и, содрогаясь от отвращения смотрел как Тварь прихрюкивает и пытается лизнуть руку мальчика фиолетовым пучком языков.
- Ну все, все.. – осадил мальчик Тварь – Мороженого принесешь? Мне Гранд Опуленс Санда как обычно.
- Ты какое будешь? – спросил мальчик у Феофила.
- П.. Пломбир. – прозаикался Феофил, которому совсем не хотелось мороженого.
- Я ж говорю – лох. – сурово отозвался мальчик – И ему пломбира. И быстро.
Феофилу очень захотелось закричать, при виде того как послойно исчезает тварь. И пока не исчез дергающийся фиолетовый пучок языков, Феофил был занят борьбой с желанием заорать и убежать со двора.
- Успокойся, а. – спокойно сказал мальчик – Ушла она. Минут через пять придет.
- Кто это, а? – дрожащим голосом спросил Феофил.
- Тварь это. – пояснил мальчик.
- Я понял. Я спрашиваю – кто это? В смысле – животное или растение?
- А я знаю? – пожал плечами мальчик – Животное вроде. Хотя, конечно, может и растение. Просто животным прикидывается. А какая разница, а?
- Ну.. Я не знаю.. – разницы в принципе не было никакой – Может и гриб вообще. Или микроб большой. С фиолетовыми языками. И... А сколько у нее зубов вообще? Мне показалось – много очень..
- Не знаю. Рядов 15, наверное. – ответил мальчик – И те,что снаружи – тоже зубы, кстати. Она двусторонняяя.
- А? – не понял Феофил – Как двусторонняя?
- Вот так. Я как-то видел как она вывернулась. Из пасти так – оооп и полезло. Хлоп и такая же. Только не розовая с фиолетовыми языками, а фиолетовая с розовыми. Вот вернется – попрошу ее показать.
- Не... Не надо. – сдержал рвотные позывы Феофил, обладающий хорошей фантазией – А откуда она?
- А я знаю? Шел себе, смотрю – свисток. Свистнул – она и появилась. Ух я и орал тогда...
- Представляю. – понимающе кивнул Феофил – И что?
- И ничего. Желания выполняет.
- А как ты догадался, что выполняет?
- Она сама сказала.
- Так она еще и говорит? – удивился Феофил.
- Ага. Хриипло так. Страшно. – ответил мальчик – Я попросил, чтоб молчала при мне. Боюсь очень.
- Джин! – осенило Феофила.
- Неа. Джин как облако ваты выглядит. – возразил мальчик.
- А ты откуда знаешь? У тебя и джин есть?
- Неа. Мне Тварь сказала. Я ей верю. Она мне не врет. И слушается меня.
- Почему? – задал Феофил совсем уж глупый вопрос.
- У меня ж свисток. – хмыкнул мальчик.
- А покажи – что за свисток? – попросил Феофил.
- Вот. – мальчишка протянул на ладони обычный пластмассовый свисток – На посмотри.
Феофил взял свисток в руку. Свисток ничем не отличался от своих собратьев, которые продавались в любом спортмагазине. И вдруг Феофил понял, что это самый великий в его жизни шанс. Он крепко зажал свисток в руке и побежал со двора. Феофил мчался по улицам, ловко проскакивая между шарахающимися от него прохожими. Он бежал, а в висках его стучало «Мое!! Все мое!!!». Задыхаясь он добежал до своей квартиры, запер двери и свистнул в свисток.
- Да ты спринтер. – раздалось за спиной низкое и страшное рычание – Такую дистанцию за 15 минут – это сильно.
Феофил мысленно приготовился, повернулся и все равно заорал.
- Чего орешь, дурак? – спросила Тварь – Мороженое возьми вот. И ешь.
- Где? – спросил Феофил.
- Под ноги смотри. – рыкнула Тварь.
У ног действительно стоял стаканчик пломбира. Феофил взял мороженое, лизнул его и затараторил:
- Значит так. Мне сейчас надо...
- Тебе сейчас надо доесть пломбир. – сказал Тварь.
- Ты меня слушай! – прикрикнул Феофил – Перво-наперво мне надо..
- Доесть мороженое! – рыкнула тварь так, что Феофил аж присел от страха.
- Ну хорошо, хорошо... – начал откусывать большими кусками мороженое Феофил – А потом, когда я доем...
- А потом у тебя нету. – вроде даже как-то сочувственно прорычала Тварь – Никакого потом. Есть, но очень короткое и незавидное.
- Ты должна меня слушать! – перестал есть мороженое Феофил.
- Кто тебе сказал? – рычание получилось каким-то мирным и даже усталым.
- Я.. Я.. А его ты почему слушала? А? Пацана-то? – взвизгнул Феофил.
- Нравится он мне – вот и слушаю. – сказала Тварь – Ты мороженое ешь. А то оно все равно растает и все начнется. А так – хоть мороженого поешь.
- А я? – всхлипнул Феофил
- А ты не нравишься. У детей свистки воруешь. – сказала Тварь – Доедай – мало осталось уже.
- Я.... Я... У меня свисток!! – закричал Феофил и запихал остаток мороженого в рот.
- Можешь свистнуть на прощанье! – придвинулась Тварь к Феофилу.
И кричащий Феофил в последний момент понял, что Тварь сейчас будет выворачиваться вокруг него.

Post has shared content
ЧТО ТЕЛЕВИЗОР НАМ ГОТОВИТ?
Совершенно случайно узнал о некоторых громких премьерах этого года, которые кино- и телекомпании держат в секрете.

Готов открыть тайну!

1. "Великий". Это полнометражный блокбастер о человеке, которого знают все. Он был легендой СССР и всего мира! Его подвигами восхищались, его книгами зачитывались, ему подражали дети, девушки вешали на стену его фотографии. Он получил три ордена, семь медалей (не считая олимпийских), восемь раз попадал в книгу рекордов Гиннеса, пил чай с английской королевой, пожимал руку американскому президенту, охотился вместе с Брежневым.
Но это лишь часть его жизни!
Вы узнаете, что он писался в кровать до девяти лет, увидите, как в юности он попал в вытрезвитель, как облевался по пьяни, как изменил жене, как у него кончилась туалетная бумага в привокзальном туалете. Мы расскажем вам все про кумира нашего детства!
Сделано с любовью и одобрением родственников. Исполнитель главной роли предпочел остаться неизвестным.

2. "Судмедэксперт-3". Судмедэксперт Петр Афонин возвращается! Если вы помните, второй сезон кончился на том, что Петр сам себе сделал вскрытие. Казалось - это конец. Но молодой и крепкий организм выдержал! Еще больше ментов, бандюков, расчлененки! Изнасилованные старушки и школьницы-самоубийцы! Дети-наркоманы и матери-проститутки! Фильм снят трясущейся камерой, звук записан вживую и частично запикан. Все, что вам так нравится в российских сериалах - в одном сезоне!

3. "Почему нельзя дернуть слона за яйца". Авторский фильм знаменитого режиссера, снимался по книге "О верности и любви" знаменитого советского писателя на протяжении последних двадцати лет. Снят в сепии. Первоначально планировался немым, но режиссер пошел на уступку продюсерам на двенадцатый год съемок и добавил звук. Пятнадцать последних ролей в кино знаменитых советских актеров! Вся правда о мерзости нашей жизни! Все говно, снятое в фильме - настоящее, свежее, человеческое! К сожалению, на фоне размышления режиссера о гнусности человеческой натуры несколько затерялась любовная линия, но сцена убийства благородным идальго своей возлюбленной (на двенадцатой минуте) потрясает реалистичностью и яркостью игры. Ради роли в этом фильме один актер отрезал себе руку! Настоящее кино! Будущий лауреат фестивалей настоящего кино в маленьких приморских городках Европы!

4. "Школьницы-7". Веселый молодежный сериал о старшеклассницах. Секс, алкоголь, "ягуар", легкие наркотики - все составляющие школьной жизни показаны ярко, весело и со знанием дела! Также - учительницы-садистки, нездоровая страсть физрука к десятикласснице Машеньке, избиение в школьном сортире (получилось почти как у американцев, только у нас туалет грязнее). В четвертой серии ярко и бескомпромиссно критикуется школьная реформа и консерватизм старшего поколения (знаменитый монолог Леночки: "Достала ваша гребаная школа с тупыми уроками и предки тоже достали, я пошла трахаться!") Покажите своим детям перед школой.

5. "Пришелец". Мистический сериал снятый по популярной фантастической книге "Ушелец" современного писателя-фантаста. Читателям будет нелегко привыкнуть к мысли, что место главного героя книги космолетчика Виктора Грома занял вертолетчик Виталик Ивочкин, а вместо разумного космического корабля "Ушлый" в фильме действует вертолет МИ-6 "Пришлый", с которым герой разговаривает в пьяном бреду. Но сохранено главное, что так полюбилось читателям... да в общем нафиг их, этих читателей, что они понимают в современном российском кино?

6. "Тайна старых валенок". Детское кино, редкий гость на экране! Фильм снят совместно маститым детским режиссером (в начале съемочного процесса ушел из кино в монастырь) и молодым, амбициозным выпускником ВГИКа! Фильм получил три миллиона долларов господдержки! Проверенный временем сюжет - пионеры скауты против Кащея Бессмертного! В роли Кащея - популярный молодежный певец Мути-Мути! В роли пионеров - сын продюсера, дочь оператора и младший брат режиссера, выбранные после долгого и придирчивого кастинга! Снимался в Ницце, Черногории, Чехии и Крыму (Крым съемочной группе не понравился, но шашлыки лучшие там). Ведите своих отпрысков в кино, нам очень нужны сборы, если не отобьем хотя бы десять процентов затраченного - в следующий раз дадут меньше, оставите детей без сказки!

7. "Три и три". Мультфильм. Продолжение популярнейших мультфильмов "Три", "Три и один", "Три-потри", "Три-три!" о приключениях веселых добрых молодцев во времена Царя Гороха. Фильм сделан из обрезков предыдущих фильмов, не пошедших в окончательный монтаж, что иногда видно по разнице рисунка и по полному отсутствию смысла. Но задорная музыка, полюбившиеся герои и яркие краски не оставят вас равнодушными. Вы поведете детей на этот мультфильм! Поведете! Вы же патриот России! А потом еще купите диск! Ну, в крайне случае вы его скачаете. Но вначале пойдете - иначе дети проедят вам плешь!

©Доктор Пилюлькин

Про лифт

Год в назад в наш дом завезли новый лифт. Старый к тому времени держался, кажется, только на жвачках и сигаретных бычках, любовно рассованными по щелям кабины неравнодушными людьми. И на запахе перегара, который за все свое время не позволил уронить ни один топор. Иными словами, прощание с отслужившим свое механизмом было тяжелым. Кто-то из соседей плакал, иные крестились.

В новый лифт сперва боялись заходить. Он словно был чужим в этом спокойном устоявшемся мещанском доме. Он даже пах как-то по-заграничному. Бледные оттенки китайской пластмассы вчистую проигрывали привычным размашистым росписям, заменявших нам утреннюю газету. В прежнем лифте велись заочные диалоги, наскальным способом передавались свежие новости. По-живому, не наигранно, с сермяжной смекалкой нам выдавалась информация о Л. с третьего этажа и его молодом М. Люди строчили комментарии, витиевато пересекавшие лифт по потолку и даже полу. Развернутая система сообщений в ЖЖ? Не смешите нас, люди добрые, мы все это проходили очень давно, пусть и без дизайна от Лебедева.

А в новом лифте сразу висела табличка: "штраф за порчу - 10 000 рублей". Судя по всему автор не знал, что долг многих жильцов дома за свои квартиры играючи приближался к сотне тысяч, иначе он был не стал угрожать вот так мелко и безыдейно. Впрочем, лифт спасал сам себя - холодной белизной стен, мягким недоверчивым ходом, подозрительно бесшумно открывающимися створками дверей. Он внушал угрозу, с ним боялись шутить. Какой там писать на стенах, туда по первому времени даже соседский дог с шестого этажа боялся заходить, не говоря уже об обычных согражданах.

Впрочем, дни шли, время брало свое. Первые надписи появились за метр от лифтовой двери. Они были робкими, все в них говорило: "дяденька, не бейте, мы оказались здесь случайно". В них даже мата не было. Хотя тут нужно оговориться, что у нас, на 116-м километре, считать за мат.

Осенью сантиметры начали таять. Люди стали чувствовать себя раскованнее, веселее. Появились первые эскизы нехитрых способов совокупления между мужчиной и женщиной. Синими маркером люди писали, что Лелька - дура и еще на букву "б". В лифте вновь запахло простодушными собачьими лужицами.

А буквально вчера я увидел на самом лифте голую женщину, нарисованную с таким тонким расчетом, что ее услужливо раздвинутые ноги сходились у основания прямо на дверных створках. Автор явно работал по хорошему первоисточнику. Лицом женщина мне напомнила Джоконду, телом - кого-то из золотой гвардии кинокомпании "Приват". Люди, поднимавшиеся от входа, восхищенно цокали языком и с нетерпением теребили кнопку.

"Добро пожаловать в Семью", - сказал я лифту. Он ответил мне первым скрежетом своих полозьев. Мне кажется, он смирился и даже был рад тому, что все закончилось и не нужно больше ни перед кем притворяться.

Автор: +Glen Matthews 

Сказка наизнанку
from Я Плакалъ

Некоторые женщины подобны чучелу. У чучела тоже хуй знает, чем голова набита. Вот Василиса, Иван Царевича жена, вроде премудрая, а дура дурой. Завелась из-за пустяков.
- Нахера, - орет, - ты мою кожу сжег?! Мешала она тебе, что ли?
Но мужика сколько не переделывай, конец все равно один.
- А хули ты свои кожи где попало раскидываешь? – кричит Иван в ответ. – Не дом, а помойка какая-то! Куда ни плюнь, везде чулки раскиданы, лифчики какие-то, еще и кожа!
Вроде и прав он, но и жену тоже понять можно. Сидит, бедняга, без покрова, мышцами краснеет, сухожилиями белеет, табуретку кровью заляпала. Видок, честно говоря, зловещий.
- Этот дом такой же мой, как и твой! – опять вопит она. – А если тебе бардак не нравится, то запомни, пока кожу не вернешь, все вокруг будет через пень колоду, вверх ногами и задом наперед!
Ногою топнула, руками хлопнула и в спальню съебала.
И видит Иван, враз поменялось все вокруг! Где пол был, там потолок настал, где потолок висел, там пол немытый. На столе срач в порядок превратился, а кот, спиздивший колбасу из буфета, стал крысой.
- Чур меня, чур! – Царевич сунул руку в карман, а там хуй! Нет кармана!
Струхнул Иван. Жена-то она любимая, но ведь и колдунья проклятая. Из рукавов кости мечет так, что они в уток превращаются. С такими талантами она и нож в горло метнуть может. По всему выходило, что кожу надо было доставать кровь из носу. При том, что лягушачью хрен добудешь. Лягух-то, подруг своих, Василиса всех извела. Пригласила перед свадьбой в ресторан на девичник, там их и сожрали. А и правильно, кому нынче соперницы нужны? Пусть даже и жабы?
Начал Иван всех знакомых в уме перебирать, с кого шкуру содрать можно. Хрен с ним, с размером, в крайнем случае и по фигуре подогнать можно. Или растянуть.
Медведь сразу не подошел, слишком мохнатый, на одних эпиляторах разориться можно. У Кащея кожа некондиционная, вся ребрами поколотая. Баба Яга старая слишком, с нее шкуру сдирать, все равно что жену ебать, - неинтересно и утомительно. По зрелому размышлению получалось, что в конкурсе на поставку кожи победил Змей Горыныч.
«Значит, пробил его час!» - решил Иван и отправился в путь-дорогу, в края дальние, к приключениям опасным.

*

Попиздил Царевич по лесу, травинку жует, птицам певчим подпевает. Но птицы, суки пернатые, заслышав его рулады, матерились и затыкались. Не по вкусу им тенор молодецкий, видите ли. А какой-то зяблик мстительный набрался наглости лютой и какнул Царевичу прямо на голову. Иван не стерпел, конечно, такого беспредела, залез на дерево, да и насрал в гнездо зяблика. И белке в дупло насрал, на всякий случай. В общем, дышало все миром и покоем.
Но тут, откуда не возьмись, голова катится. Странная такая, без шеи, без туловища и без носа, почему-то.
- Здравствуй, Иван Царевич! – говорит.
- И тебе не хворать, говорящая голова! Кто ты?
- Я по сусекам скребен, по амбарам метен, а зовут - Колобком. Меня, Ваня, Василиса прислала, тебе в помощь, врагам на посрамленье.
- Ну, пиздец теперь врагам горемычным! Сам хлебный мякиш с мышиными какашками вместо глаз на них войной пошел! Знаешь что? Вали-ка ты отсюда к своей скребене-матери!
- Нет, Иван! Слово Василисы – закон! Так что, как говорил безрукий солдат гранате, я тебя никогда не брошу.
И покатился Колобок по тропинке, загребая мозолистыми ушами дорожную пыль.
- Эй! – окликнул его Иван. – А нос-то у тебя где?
- Стерся, - коротко ответил тот.
- Колобок, блин, - ворчал Царевич, догоняя своего спутника нежданного. - Хорошо хоть не Копромежность.


*

Долго ли, коротко ли они шли, как возник перед ними замок, неприступный до ужаса.
- Может, попросимся переночевать? – предложил Царевич.
- Нахуй! Как говорил памятник писающему мальчику, чо-та я ссю, - зябко поежился Колобок. – Всем известно, в замках привидения гнездятся. Они, да еще убийца-дворецкий.
Только собрались они дальше идти, как выскочила вдруг из ворот какая-то девка, да как втопит к лесу! Взгляд – бешеный, в руках – сапог хрустальный, размера, так примерно, сорок третьего. А следом за ней принц несется, одетый только в корону и второй сапог.
- Стой, сука! - гаркнул он во все горло молодецкое и пальнул ей вслед из аркебузы скотобойной. – Отдай мою обувь!
Пулей девке отхреначило ногу по колено, но та не сдалась, прыгнула в стоящую на подхвате тыкву и укатилась под гору.
- Вот падла! – принц, прихрамывая, подошел к лежащей в крови ноге и позвал слугу:
- Эй, ты, как тебя там!
- Слушаю, ваше высочество! – вытянулся в струнку халдей.
- Ты возьми, слуга, ногу девичью и объедь с ней королевство всё. Примеряй ходи, всем, кто встретится. А кому она подойдет, тот, значит, сапог и спиздил!
- Слушаюсь! – схватил слуга конечность и вскочил на коня горячего.
- Да, и еще! Примеряй только одноногим, время сэкономишь! – с этими словами принц вернулся в замок.
- Это что, была Золушка? – протер Колобок свои мышиные какашки. – Сюр какой-то!
«Все вокруг будет через пень колоду, вверх ногами и задом наперед!» - вспомнил Иван слова жены и поежился. Что-то ждало их дальше?
- Ладно, булка, шевели батонами. Нам еще ночлег искать.

*

Переночевали друзья в харчевне придорожной и вышли в путь с первыми лучами солнца. Погода выдалась прекрасная, только не щебетали уже птицы местные, видно молва об Иване дошла до этих мест.
Вдруг возникла пред ними царевна какая-то, напугав их своей внезапностью.
- Помогите мне, люди добрые!
- Иван, похоже, это тебя, - молвил Колобок. - Я-то вообще не человек.
- Черт, такими темпами мы до Горыныча долго не дойдем, – сплюнул Иван. - Ладно, красавица, говори, чем помочь.
Тут царевна без лишних слов повела их какими-то огородами дурацкими, через, блять, речку какую-то тихоструйную, к непонятной горе высокой, в которой гигантский кто-то пробуровил сильно глубокую нору.
Вгляделся Иван во тьму печальную. В ней на цепях качался гроб, опять из хрусталя, в котором, как сельди в банке, разместились компактно семь небритых богатырей. Храпели и пердели они так, что стены норы дрожали и осыпались.
- Вот, спят мертвым сном, - кивнула незнакомка.
- Мертвые не пердят, - возразил Царевич.
- Отличное название для романа! – воскликнул Колобок.
- Короче, спят и спят. Может устали. От нас-то ты что хочешь? – спросил Иван девушку.
- Поцелуйте их.
- Поцелуй меня в задницу. Чтобы особа коронованная каких-то псов смердячих целовала?! Да ни в жисть!
- Ну, пожалуйста! Что вам стоит?
- Да иди ты в нору глубокую с такими идеями!
- Вы уже пятые, кто отказывается! Что же мне делать?
- Как сказал проктолог пальцу – иди в жопу! Тебе, дамочка, королевич Елисей нужен, - подсказал Колобок. - Он это по сюжету должен. А мы тут вообще не при делах.
Тут, откуда ни возьмись, Елисей появился. Он до этого успел побазарить с солнцем, луной, ветром всяким, поэтому слегка притомился. Узнал королевич, чего от него хотят, и не обрадовался.
- Еще мертвую царевну я целовать согласен. Смотря, конечно, в какой стадии разложения. А на богатырей я не подписывался!
- Ради твоих капризов мы царевну убивать не будем. А эти вон, уже готовые лежат, - сказал Иван. - Лучше не ерепенься, а делай, что говорят. Моя жена из-за пустяков все сказки наизнанку вывернула, и тебя, если надо, вывернет.
И началась тут потеха великая. Елисей, скривив ебало, целовал харю мохнорылую. Пробужденный, увидев, какому поруганию подвергся, ебашил со всей дури в табло избавителя. К пятому богатырю королевич уже был похож на бифштекс с кровью.
- Пойдем отсюда, - сказал Иван Колобку, – а то он в запале и до меня доберется. А я его тогда вообще убью.
- Как говорил негр скинхэду, не толерантный ты человек! – вздохнул Колобок.
И продолжили друзья свой путь неблизкий.

*
Ближе к вечеру вошли путники в небольшой городок, и увидели картину, печальную донельзя.
Возле каморки ветхой лежал Буратино, мертвее не бывает, сложив на смолистой груди сучковатые руки. Вокруг него столпились его кореша: Мальвина, Пьеро, Артемон, ну и Арлекин, куда без него. Их нарисованные улыбки весьма хреново гармонировали с общим настроем. Рядом, устремив в пустоту невидящий взор, покачивался на корточках седой старик. Робко приблизились к нему путники.
- Здравствуйте! Я – Царевич, - представился Иван. – Что у вас случилось? Может помочь чем?
Старик из маразма дремучего вынырнул и уставился на путников.
- Ага! Ты-то мне и нужен! – рассмотрел он Ивана и достал из-за голенища стамеску. – Я так смекаю, Буратино - человек из дерева, значит гроб ему будем делать из человека. По-моему, все логично.
С этими словами он бросился на Царевича, но Иван разрушил его логические построения Буратиной между глаз. Старик рухнул, погребя под собой всю кукольную пристяжь.
- А-а, это же папа Карло! – узнал его Колобок.
- Папа? Что-то рановато его из Ватикана выпустили!
- Не о том думаешь, Иван! Забери-ка его стамеску!
- Зачем? У меня меч есть, - удивился Царевич.
- Забери, забери. Эта стамеска не простая! Она из неодушевленной материи живого человека сделала, так что обратный процесс для неё раз плюнуть.
Пожал Иван плечами, поднял инструмент, и отправились они дальше.

*
Много еще чудного видели они в пути. Пальчика с мальчика, курицу на фундаменте, Петуха-Разбойника, Снежного короля с сосулькой вместо пениса… Наконец дошли.
Халупа Змея вольготно раскинулась на краю обрыва, что позволяло Горынычу совершать внезапные набеги, налеты и напрыги на деревню, внизу лежащую. Друзья незаметно подкрались поближе (ведь заметно подкрадываться вообще смысла нет), слились с обстановкой окружающей и начали ее изучать.
А обстановка была ничего так. По двору гуси-лебеди безмятежно разгуливали, на веревке белье сушилось, в крапиве ржавый велосипед валялся. На заборе красиво расположились головы предыдущих гостей, аккуратно на колья насаженнные. Ладное такое хозяйство.
Сам хозяин рисково свесил круп над бездной, видно собираясь посрать, на радость деревенским. Зубами кривыми он держался за ветку платана, а в лапах держал три газеты.
Присмотрелся Иван к Змею Горынычу. Волшебство Василисино и тут внесло свежую струю - бедный ублюдок имел только одну голову, зато целых три жопы.
- Несчастный! – вздохнул Царевич.
- Чо это он несчастный? – возмутился Колобок.
- А ты прикинь, сколько ему надо жрать, чтобы три жопы работой обеспечить. Харя треснет. Ладно, пойду его освежую. Главное шкурку не попортить.
- Как говорил Чикатило, человека красят не слова, а поступки, - напутствовал его Колобок в своей манере.
Обнажил Иван меч свой острый, вышел из кустов и крикнул смело:
- Слышь, ты, трехочковый! Выходи на честный бой!
Бедный Горыныч от неожиданности чуть не уронил на деревню кирпич, но быстро взял себя в лапы. Не давая себе труда натянуть штаны, потому что был без штанов, метнулся Змей к Ивану молнией, вырвал меч богатырский, да и сломал ему об буйну голову.
Голова заболела.
- Ну, что, есть еще какие-нибудь предложения? – поинтересовался Горыныч.
- Все, змеюка, ты нарвался, - сказал Царевич и сунул руку в карман глубокий. – Сейчас я тебя пырну стамеской папы Карло.
- Ой, бля, только не это! Что хошь со мной делай, только не пыряй стамеской папы Карло! Кстати, кто вообще такой, этот папа Карло?
- Сейчас узнаешь! – ответил Иван Горынычу и одним взмахом отсек ему задницу.
- Я – всё! – прошептал Змей и погиб.
- Странно, - удивился Царевич, внимательно оглядев тело безжизненное, - я думал, у него вместо одной жопы еще две новые вырастут!
- Они и выросли, - заметил Колобок печально. – Только у тебя.
Царевич схватил себя пониже спины.
«Все шиворот-навыворот»! – вспомнил он и потерял сознание.

© Дмитрий Г.Донской

Проводы зимы. Последствия
from Я Плакалъ

После народного праздника «А пошла ка ты Зимушка нахер» именуемого «Проводы зимы» наблюдал, как один гражданин нетрезвого пола оседлал старый унитаз и с криком «Я Чапай на коне!» покатился на нем с горки. В конце спуска старый и, судя по возрасту лично видевший революционные задницы санфаянс, налетел на камень, в результате чего пол унитаза в виде осколков фаянса переместились в Чапаеву задницу, равномерно распределившись по правой и левой половинам. Скорая, унитаз в жопе и красная лужа, в общем прекрасное завершение праздника. А я, глядя на это вспомнил…

… Мне лет десять. Хулиган, хулиганом. Но не злобным, как сейчас, а просто пытливым. Сколько было познано и узнано нового, после фразы «А что будет, если…»

…Тоже горка и ванная утварь. Только не унитаз, а само корыто. Чугунное, тяжеленое. Мы, пока его тащили с пацанами со свалки, чуть дикобраза не родили. Но дотащили. Заволокли на вершину обледенелой горки и сели думать. Думать было об чем, в частности, как управлять этим монстром. Отличник Дима робко предположил, что вставленная в сливную дырку палка вполне может послужить рулем. Ну, в крайнем случае тормозом. Димино предложение было вполне рационализаторским и отдавало новизной в области рулежки и поэтому, после недолгих обсуждений, в ходе которых идея была принята без доработок, наступило время ее внедрения. Внедряли мы недолго, но качественно. С той же свалки был притащен здоровый лом, который и стал тем самым рулем.

Затем была небольшая драка за право быть первым испытателем, в которой победил Вадик, заплатив за это оторванным ухом на заячьей шапке. Глядя на ухо, Вадик очень дальновидно, флегматичным тоном изрек про «немереных размеров пилюль от матушки» и принялся усаживаться на перевернутую ванну. Правда сначала мы планировали ехать внутри корыта, но как оказалось таким макаром по льду она скользит как бульдозер по асфальту, а вот перевернутая, своими гладкими бортиками катится как Плющенко по льду.

Суровый Вадик, с лицом мартышки впервые запускаемой в космос, уселся на перевернутую ванну как на лошадь и воткнул ломик в слив. «Поехали!» – явно насмотревшись кинохроники махнул он рукой.

- Эээ, погоди! – прервал запуск отличник Дима, – Там еще второй может сесть. И опять Димино предложение не нашло опровержения. Вторым пилотом, без споров и криков был избран я. Во первых, потому, что это именно я оторвал ухо у Вадиковой шапки, а во вторых, я уже уселся на ванну и пригрозил, кто попытается претендовать на мое место, тому я космический руль временно превратив в шпагу, затолкаю в организм по самую гарду.

- Ну, поехали! – второй раз скомандовал Вадик. Пацаны только пристроились к корыту, что бы столкнуть его с горки, как…

- Э, а ну стой, шпана малолетняя! – мужик появился внезапно и старт был отложен. – Вы тут че? А, катаетесь! – догадался он, дыша на нас праздником проводов зимы , с которого и шел.

– Ну-ка, скидай свое тело отсель! – почти вежливо попросил он меня, – Я поеду!

Выбора у меня не было, тем более с той же стороны подваливала его компания из трех, таких же, дышащих невкусной водкой, кренделей.

- Петро, а слабо тебе сесть вперед? – кто то из тройки грамотно надавил на «слабо» злому дяде, – А то пацана вперед усадил и прячется за него.

- Слабо?! – Петро одним движением перекинул Вадика за спину, тем самым показав, что он мужик настоящий, а не какой нибудь картонный.

- Ну чо стоите? – приподняв лом торчащий в сливе обернулся умный Петро, – Толкайте.

… И только отличник Дима, глядя как корыто заскользило вниз, пророчески прошептал, – Дааа, Боливару не увезти двоих…

Ванна, штука тяжелая. А если она еще и хорошо скользит, то она еще и монстр. То, что они прошли точку невозврата, первым догадался идиот Петя. Вадик безмятежно сидел позади него и крутил улыбающейся головой, как турист во время экскурсии, а вот Петя уже потихоньку начинал обсыкать свои штаны.

- КАК?! КАК ее тормози-и-и-ить?! – донесся до зрителей интересный вопрос.

Вадик повернул голову, посмотрел в спину мужика и, постучав по ней согнутым пальцем, что то сказал.

Снежные вихри закручивались за несущейся вниз ванной, Вадик по прежнему дарил свою улыбку на все стороны, а мужик, следуя Вадиной подсказки, приподнял лом и ухнув, всадил его в сливную дыру. Мы затаили дыхание, особенно его затаил Дима. Как автор теории прогрессивного руления он с трепетом ожидал подтверждения своим выкладкам.

Подтверждения не случилось. «Ну что, бывает» – меланхолично вздохнул отличник Дима и вдруг как то резко заторопился домой, когда лом, воткнутый на полном ходу в землю, вдруг превратился в стремительную катапульту, с конца которой, тоненько попискивая, вдруг отделился человек Петро и ушел по гипотенузе куда то вверх. «Икар, хренов» – не оборачиваясь пробубнил стремительно удаляющийся домой Дима.

Я сомневаюсь, что мужик Петя успел сообразить, почему он только что втыкал лом с надежной на лучшее, а теперь летит пердячим альбатросом впереди чугунной шаланды, причем намного быстрее ее.

Все когда то заканчивается. Что то заканчивается хорошо, что то плохо, а вот наша горка заканчивалась домом, который стоял на бетонных сваях. До сваи, подтверждая, что лететь всегда быстрее, чем ехать, первым добрался Икар, летящий первым классом. С легким, почти неслышным хрюком он впечатался в железобетон и некрасивым калачиком прилег у его подножья. Вторым, кто поцелует сваю, должен был стать Вадик. Но он за секунду до контакта прекратил крутить лицом и удивляться, куда делся пассажир и, осознав перспективы, на ходу спрыгнул с этого Титаника. Никем не управляемая посудина, в полной тишине стремительно подкралась к начинающему подниматься Пете, тактично улыбаясь сливом и грациозно помахивая ломом, быстро, элегантно и со знанием дела, пришвартовала его обратно к свае.

… Из за остановившейся ванны раздались мелодичные маты вслед за которыми появился Петя. Ошалело оглядевшись и заметив нас, он навел утраченную резкость и как то скособочившись, причем одновременно на обе стороны, поковылял в нашу сторону.

- Это писец! – кто то вспомнил милого зверька. Нам бы рвануть в разные стороны, но мы, почему то стояли и смотрели, как к нам приближается возмездие.
Возмездие доковыляло зрителей, посмотрело на молчащих мужиков, посмотрело на нас, причем таким взором, от чего писец замаячил совсем уж близко. И тут Петя заржал. Ржал громко и самозабвенно и этот ржачь очень походил на крики обезьяны-ревуна. Он периодически морщился и, хватаясь то за ногу, то за бок, то за голову издавал различной тональности звуки. В процессе ржания он успел обхватать всего себя и я понял, что у мужика Петро не осталось ни одного нетронутого чугуниной места. Он всхлипывал, заикался, что то мычал показывая пальцем то на нас, то на грустно пришвартованную к свае ванну, отчего у всех закралось подозрение, что больше всего ему досталось куда то по голове. Но нет, мужик гоготал вполне искренне.

… Я даже не знаю как его зовут, но после этого случая, когда мы его встречали на улице, он всегда здоровался первым и начинал как то странно похрюкивать. То ли смеялся, то ли молился.

© Кобах
Wait while more posts are being loaded