Post is pinned.Post has attachment
28 июня 1941 года. 7-й день войны

Прибалтийская стратегическая оборонительная операция. Утром 21-й механизированный корпус атаковал противника в районе Даугавпилса и ворвался в северо-западную часть города. К концу дня немецкий 56-й моторизованный корпус 4-й танковой группы контратаковал 21-й мехкорпус и отбросил его на 40 км от Даугавпилса.

Белостокско-Минское сражение. 3-я танковая группа Гота ворвалась в Минск с северо-запада, а 2-я танковая группа Гудериана — с юга.

10-я армия Западного фронта оставила Белосток и отходила в район Волковыска и Зельвы. 28 июня противник окружил часть сил 10-й армии восточнее Белостока. Немецкая 9-я армии, наступавшая из района Гродно на юго-восток, севернее Слонима соединилась с 4-й армией Клюге, продвигавшейся от Бреста в северо-восточном направлении, и отрезала пути отхода для основных сил 3-й и 10-й советских армий.

Оборонительная операция на Западной Украине. 28 июня 19-й механизированный корпус был вынужден оставить Ровно и начать отвод своих войск на рубеж реки Горынь. Из района Топорова 15-й механизированный корпус продолжал наступление на Берестечко, а 8-й механизированный корпус — на Дубно. Противник подтягивает резервы для прикрытия правого фланга 1-й танковой группы Клейста, и отрезает 8 МК.

Совинформбюро.

В течение 28 июня наши войска, отходящие на новые позиции, вели упорные арьергардные бои, нанося противнику большое поражение.

В боях на Шяуляйском направлении наши войска захватили много пленных, значительное количество которых оказалось в состоянии опьянения.

На Минском направлении войска Красной Армии продолжают успешную борьбу с танками противника, противодействуя их продвижению на восток…

На Луцком направлении в течение дня развернулось крупное танковое сражение, в котором участвует до 4000 танков с обеих сторон. Танковое сражение продолжается.

В районе Львова идут упорные напряжённые бои с противником, в ходе которых наши войска наносят значительное поражение ему…

 https://ru.m.wikipedia.org/wiki/
PhotoPhotoPhotoPhoto
28.06.2017
4 Photos - View album

Post has shared content

Post has shared content

Post has shared content
В июне 1941 года в Литве около города Расяйняй один танк КВ на сутки задержал наступление немецкой 4-й танковой группы.
(фото A single KV-2 heavy tank managed to cut off the German 6thPanzer Division for one day during the Battle of Raseiniai)

★☆★ Противостояние экипажа танка КВ фашистам под Расейняй ☆★☆

На протяжении четырёх дней 1941 года – с 23 по 26 июня – в окрестностях Расяйняй, Кяльме и Кальтиненай гремели орудия. Три советские танковые дивизии (и одна моторизованная) – всего около 1000 боевых машин – подстерегали здесь стремительно несущегося противника.
По идее, как планировали советские военачальники, первый день войны (22 июня) должен был завершиться чуть ли не полным разгромом врага в районе Шяуляй. По крайней мере, такие победные реляции сообщало своим слушателям советское «Информбюро» 23 июня.
Предлагаем нашему читателю наполовину легендарную историю «расяйнского танка», ставшую одним из подвигов Второй мировой войны.

В июне 1941 года в Литве около города Расяйняй один танк КВ на сутки задержал наступление немецкой 4-й танковой группы.
Как же всё это было? Забегая вперёд, скажем: это был бой танка из советской 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса и боевой группы Рауса (Kampfgruppe Raus) из 6-й танковой дивизии 41-го моторизованного армейского корпуса вермахта.
Итак, столкновение советской 2-й танковой дивизии и боевой группы «Зекендорф» немецкой 6-й танковой дивизии началось 23 июня примерно в 15 часов на восточном берегу Дубисы северо-восточнее Расейняя. Не будем подробно анализировать его ход. Обратим внимание только на то, что как писал Е. Дриг, вместо контрудара советам пришлось вступить во встречный бой. Для немцев в этом бою оказалась очень неожиданной встреча с тяжелыми советскими КВ. Выяснилось, что ни немецкие 37-мм противотанковые пушки, ни пушки немецких танков не способны нанести этим монстрам ущерба.
Утром 24 июня 1941 года танковая группа Эриха фон Зекендорфа под натиском советской танковой армады изо всех сил старалась укрепиться в районе Расяйняй, имея своими соседями группу полковника Эрхарда Рауса.
Во время боя боевой группы «Зекендорф» 6-й немецкой танковой дивизии и советской 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса северо-восточнее Расейняй на дорогу Расейняй-Шилува недалеко от поворота на Дайняй прибыл один советский танк.
Боевая группа Раус из 6-й танковой дивизии заняла мост через Дубису и плацдарм на восточном берегу. Примерно в 14 часов этого дня из месторасположения группы Э.Рауса в город отправилась колонна автомашин с советскими военнопленными и ранеными немецкими солдатами.
Проехав всего полтора километра от месторасположения группы в Беданчяй, грузовики неожиданно столкнулись с одиночным советским танком (по мнению историков, это был КВ-2), стоявшим около самого перекрёстка дороги на Дайняй.
Танк сразу же открыл по приближающейся колонне огонь. Колонна была вынуждена отправиться назад, а в штабе Э.Рауса объявили тревогу, немцы стали лихорадочно готовиться к обороне, минировать подступы к своим позициям, поскольку думали, что на них идёт вся 2-я советская танковая дивизия.
Литовская "Крестьянская газета" ("Валстечю лайкраштис", 1965, от 8 октября): "Можно предположить, что этот танк был из подразделения, накануне войны получившего приказ сосредоточиться в окрестностях Расейняй. Это подтверждают и военные архивы. Собравшись в указанном районе, подразделение тяжёлых танков во второй день войны атаковало немецкую механизированную колонну в направлении Крижкалнис – Скаудвиле. Советские танкисты уничтожили около 80 фашистских боевых машин. В битве, надо полагать, участвовал и упомянутый нами танк, а после боя он возвращался обратно". На снимке - красноармейцы осмаривают подбитый немецкий танк Pz 35 (t) (LT vz.35) чешского производства из состава 6-й танковой дивизии вермахта. Окрестности города Расейняй, июнь 1941.
Точных данных о положении у группы Э.Рауса не было, поскольку отсутствовала связь со штабом обосновавшейся в Расяйняй 6-й дивизии. Телефонные провода оборвал упомянутый танк, который заблокировал и единственную порядочную дорогу в город.
Между тем на дороге в Расяйняй с обеих сторон стали образовываться пробки. Из города по направлению к группе Э.Рауса двигались автомашины с горючим и боеприпасами, которые тоже наткнулись на тяжёлую боевую машину.
Полковник Э.Раус возмущается: «Проходили часы, а вражеский танк, блокируя дорогу, едва ли двигался, хотя и стрелял время от времени в направлении Расяйняй. Его стрельба подожгла 12 грузовиков, следовавших к нам из Расяйняй с необходимейшими запасами…»
Похоже, что этот танк КВ из дивизии Е.Солянкина каким-то образом оторвался от основных сил и оказался в стороне от боя, нечаянно заблокировав при этом чуть ли не половину немецкой танковой дивизии – всю группу Э.Рауса.
Имеются данные, что советские танкисты в окрестностях Расяйняй искали бывший склад горючего, о чём одному из авторов поведали местные жители. Тот факт, что такой склад там действительно имелся, подтверждается недавно обнаруженными документами военных лет.
Как бы там ни было, но, скорее всего, у советского танка кончилось горючее, однако танкисты, слышавшие раздававшиеся со стороны Расяйняй звуки сражения, не думали бросать свою боевую машину.
Практически невозможно предположить, что танкисты имели специальное задание перекрыть единственный путь снабжения группы Рауса. Разведка у нас в тот момент просто отсутствовала. Значит, танк оказался на дороге случайно. Командир танка сам понял, какую важнейшую позицию он занял. И сознательно стал ее удерживать. Вряд ли стояние танка на одном месте можно трактовать как отсутствие инициативы, слишком умело действовал экипаж. Наоборот, стояние и было инициативой.
Безвылазно просидеть в тесной железной коробке два дня, причем в июньскую жару, — само по себе пытка. Если эта коробка к тому же окружена противником, цель которого — уничтожить танк вместе с экипажем (вдобавок танк — не одна из целей врага, как в «нормальном» бою, а единственная цель), для экипажа это уже совершенно невероятное физическое и психологическое напряжение. Причем почти все это время танкисты провели не в бою, а в ожидании боя, что в моральном плане несравненно тяжелее.
Спустя какое-то время сообразив, что это – не атака советской дивизии, а всего лишь один-единственный, хоть и огромных размеров заблудившийся танк, немцы решили его как можно быстрее уничтожить. Надо было во чтобы то ни стало восстановить связь с Расяйняй – в Беданчяй в расположении группы Э.Рауса накапливалось всё больше автомашин, и не все раненые, которых требовалось срочно доставить в госпиталь, могли до этого дожить.
«Хотя, казалось, нет опасности немедленной атаки, следовало сразу принять меры, чтобы уничтожить докучливый танк или, по крайней мере, прогнать его. Невозможно было эвакуировать солдат, раненных в бою за предмостное укрепление. В результате несколько тяжелораненых умерли… Все попытки объехать танк оказывались бесполезными: грузовики или вязли в болотной грязи, или, избирая более далёкий окольный путь, натыкались на рассеянные русские части, оставшиеся в лесах незамеченными», - отмечает Э.Раус.
Полковник решил против этого танка применить новейшее противотанковое орудие – полученную перед самой войной 50-миллиметровую пушку «PaK 38». Артиллеристы, по словам Э.Рауса, «просияли от радости, получив такое почётное задание…»
Под прикрытием кустарников, небольших холмов и прилеска немцы потащили в сторону танка четыре (по другим данным – всего два) «PaK 38».
Место будущего сражения тотчас усеяли зрители: «Десятки солдат карабкались на крыши, забирались на вершины деревьев или усаживались на ветвях, увлечённо ожидая, чем кончится это рискованное предприятие». Экипаж КВ спокойно стоял посреди дороги, казалось, не замечая приближающуюся угрозу – его ствол по-прежнему был направлен в сторону Расяйняй. Зрители стали ворчать, кто-то предположил, что танк, возможно, повреждён и покинут экипажем, так как иначе трудно было объяснить, почему он неподвижно стоит посреди дороги, образуя прекрасную цель… Немецкие артиллеристы подобрались ближе и стали готовить орудия к бою всего в паре сотен метров от танка. Внезапно сверкнул первый выстрел одной из противотанковых пушек, затем второй, третий.
Что произошло позже, лучше других, наверное, описал сам Э.Раус: «Офицеры и солдаты, подобно зрителям на стадионе, приветствовали криками стрелявших: «Ура! Браво! С танком покончено!»
Танк не двигался, пока в него не попало, по меньшей мере, восемь снарядов. Затем его башня повернулась, тщательно выбрала цель и несколькими 80-миллиметровыми снарядами заставила замолчать нашу батарею. Два из наших 50-миллиметровых орудий были разнесены в клочья, два оставшихся серьёзно повреждены».
Общее чувство разочарования охватило всю боевую группу Э.Рауса. Они ещё попытались уничтожить танк 105-миллиметровой гаубицей, но уже не осмеливались выкатить её перед танком и стреляли из-за прикрытия, причём корректировщиком огня был сам Э.Раус. Это не принесло результата – надо было хорошо попасть, а осколки взрывавшихся вокруг танка снарядов не могли причинить экипажу вреда.
Неповреждённый русский танк всё еще командовал дорогой, и Раус обратился в Расяйняй с просьбой оказать помощь 88-миллиметровыми зенитными орудиями, поскольку «только 88-миллиметровая зенитка с её тяжёлым бронебойным снарядом способна разрушить бегемота».
Танковое сражение у Расяйняй уже подходило к концу, и генерал Франц Ландграф любезно выделил одно такое орудие для уничтожения танка близ Дайняй.
Прибывшие со стороны Расейняй артиллеристы снова стали подбираться к танку и на этот раз остановились на более приличном расстоянии – за 2 км от КВ.
КВ-1 всё ещё стоял, словно не видя приближающихся немцев – его орудийная башня была развёрнута в противоположном направлении, в сторону деревушки Беданчяй.
Немцы, осмелев, решили подобраться поближе. Под прикрытием дымящихся остовов грузовиков они уменьшили расстояние до танка до 800 метров и открыли огонь.
Дадим опять слово Э.Раусу, отметившему, что экипаж танка «…был настороже, а командир имел крепкие нервы. Он следил за приближением пушки, но не препятствовал этому, так как зенитка, пока находилась в движении, была неопасна. Кроме того, чем ближе она подходила, тем больше шансов было её уничтожить. Критический момент в этом поединке наступил, когда зенитчики начали готовиться к стрельбе... Пока стрелки в сильнейшем нервном напряжении торопливо готовились к выстрелу, танк развернул башню и открыл огонь первым. Каждый выстрел поражал цель. Тяжело повреждённая зенитка была отброшена в канаву, где её пришлось бросить. Среди зенитчиков были жертвы».
Видя, что советский монстр расправился и с этим орудием, оптимизм солдат группы Э.Рауса упал совсем. Кроме того, лишённые свежей пищи, солдаты уныло провели день, потребляя консервы.
Но около 120 солдат – сапёры (мостостроители и минёры) втайне были рады неудаче артиллеристов.
Двенадцать из них собирались с приближением сумерек своими, минёрскими, действиями уничтожить танк-чудовище. Смельчаки взяли с собой тяжёлые пакеты со взрывчаткой, надеясь в темноте просто обложить ими танк и взорвать. Примерно в полночь, приблизившись к танку, немцы увидели, что его экипажу кто-то передаёт какие-то свёртки, очевидно, продукты.
Э.Раус: "Бледного света звезд, мерцающих в небе, было вполне достаточно, чтобы обрисовать контуры ближайших деревьев, дорогу и танк. Стараясь не производить никакого шума, чтобы не выдать себя, разувшиеся солдаты выбрались на обочину и стали с близкого расстояния рассматривать танк, чтобы наметить наиболее удобный путь. Русский гигант стоял на том же самом месте, его башня замерла. Повсюду царили тишина и покой, лишь изредка в воздухе мелькала вспышка, за которой следовал глухой раскат. Иногда с шипением пролетал вражеский снаряд и рвался возле перекрестка дорог к северу от Расейная. Это были последние отзвуки тяжелого боя, шедшего на юге целый день. К полу¬ночи артиллерийская стрельба с обеих сторон окончательно прекратилась.
Внезапно в лесу на другой стороне дороги послышались треск и шаги. Похожие на призраки фигуры бросились к танку, что-то выкрикивая на бегу. Неужели это экипаж? Затем раздались удары по башне, с лязгом откинулся люк и кто-то выбрался наружу. Судя по приглушенному звяканью, это принесли еду. Разведчики немедленно доложили об этом лейтенанту Гебхардту, которому начали досаждать вопросами: «Может, броситься на них и захватить в плен? Это, похоже, гражданские». Соблазн был велик, так как сделать это казалось очень просто. Однако экипаж танка оставался в башне и бодрствовал. Такая атака встревожила бы танкистов и могла поставить под угрозу успех всей операции. Лейтенант Гебхардт неохотно отверг предложение. В результате саперам пришлось прождать еще час, пока гражданские (или это были партизаны?) уйдут.
За это время была проведена тщательная разведка местности. В 01.00 саперы начали действовать, так как экипаж танка уснул в башне, не подозревая об опасности. После того как на гусенице и толстой бортовой броне были установлены подрывные заряды, саперы подожгли бикфордов шнур и отбежали. Через несколько секунд гулкий взрыв разорвал ночную тишину. Задача была выполнена, и саперы решили, что добились решительного успеха. Однако не успело эхо взрыва умолкнуть среди деревьев, ожил пулемет танка, и вокруг засвистели пули. Сам танк не двигался. Вероятно, его гусеница была перебита, но выяснить это не удалось, так как пулемет бешено обстреливал все вокруг. Лейтенант Гебхардт и его патруль вернулись на плацдарм заметно приунывшие. Теперь они уже не были уверены в успехе, к тому же оказалось, что один человек пропал без вести. Попытки найти его в темноте ни к чему не привели".
Немцы с разочарованием отступили, но, как оказалось, один из них при отходе нашёл ещё неразорвавшиеся пакеты, вернулся и заложил их под ствол.
Э.Раус: "Я не мог удовлетворить это любопытство, пока не был отдан приказ по бригаде на текущий день с отчетом молодого сапера: «Я прислушивался к часовым и лежал в канаве рядом с русским танком. Когда все было готово, я вместе с командиром роты подвесил подрывной заряд, который был вдвое тяжелее, чем требовали наставления, к гусенице танка, и поджег фитиль. Так как канава была достаточно глубокой, чтобы обеспечить укрытие от осколков, я ожидал результатов взрыва. Однако после взрыва танк продолжал осыпать опушку леса и кювет пулями. Прошло более часа, прежде чем противник успокоился. Тогда я подобрался к танку и осмотрел гусеницу в том месте, где был установлен заряд. Было уничтожено не более половины ее ширины. Других повреждений я не заметил. Когда я вернулся к точке сбора диверсионной группы, она уже ушла. Разыскивая свои ботинки, которые я оставил там, я обнаружил еще один забытый подрывной заряд. Я забрал его и вернулся к танку, взобрался на корпус и подвесил заряд к дулу пушки в надежде повредить его. Заряд был слишком мал, чтобы причинить серьезные повреждения самой машине. Я заполз под танк и подорвал его. После взрыва танк немедленно обстрелял опушку леса и кювет из пулемета. Стрельба не прекращалась до рассвета, лишь тогда я сумел выползти из-под танка. Я с грустью обнаружил, что мой заряд все-таки был слишком мал»."
Кстати, именно этот момент, по мнению многих исследователей, свидетельствует о том, что близ Дайняй был танк модели КВ-2, поскольку ствол его орудия был оснащён дополнительной бронёй, а потому он вполне мог выдержать такой взрыв.
Если в первый день экипаж КВ еще мог надеяться на приход своих, то на второй, когда свои не пришли и даже шум боя у Расейняя затих, стало яснее ясного: железная коробка, в которой они жарятся второй день, достаточно скоро превратится в их общий гроб. Они приняли это как данность и продолжали воевать.
В архиве 6-й танковой дивизии удалось найти радиограмму, в которой говорится, что на Расейняйский аэродром в ночь на 25 июня самолётом (!) были доставлены боеприпасы для зенитного орудия. Возможно, что они предназначались именно для уничтожения танка.
На рассвете 25 июня полковник Э.Раус всё ещё ломал голову, как ему справиться с советским КВ.
В конце концов он решил рискнуть – по его указанию к советскому монстру были направлены маленькие чешские «PzKw. 38(t)». Они осыпали танк своими снарядами и, хотя не причинили ему никакого вреда, советские танкисты принялись с азартом охотиться за снующими вокруг машинами.
Тем временем со стороны Расяйняй к танку стали выдвигаться немецкие «восемьдесят восьмёрки».
На сей раз артиллеристам удалось выстрелить первыми и попасть в танк. Лишь сейчас заметив опасность, его экипаж ещё попытался повернуть пушку в сторону немцев, но в это время в него попали ещё два снаряда калибра 88, и танк замер.
Всё же артиллеристы для большей уверенности выпустили по нему ещё четыре снаряда, и лишь после этого вокруг него стали собираться любопытствующие солдаты. Они с удивлением увидели, что танковую броню пробили только два 88-миллиметровых снаряда, а выстрелы 50-миллиметровых орудий оставили на его корпусе только вмятины…
Но и это ещё не было концом. Как впоследствии писал Э.Раус, немецкие солдаты возле танка чувствовали себя, как маленькие Давиды возле павшего Голиафа – пытались открыть люк, дёргали за рукоятки, стучали…
И достучались. Танк внезапно ожил, его ствол опять двинулся вбок, а перепуганные немцы дали дёру. Не смешались только минёры. Схватив связку гранат, они забросили её в пробоину от снаряда. Внутри танка раздался взрыв, башенный люк открылся. Внутри немцы увидели тела шестерых танкистов.
Э.Раус утверждает, что немцы погибших захоронили на обочине дороги со всеми воинскими почестями.
Самый первый раз этот эпизод начала войны был упомянут ещё в годы немецкой оккупации. В 1942 году журнал «Карис» («Воин») напечатал перевод статьи военного корреспондента Курта Г. Шлоценберга (Kurt G. Slozenberg) «Битвы стальных слонов», опубликованной в издаваемой в Вильнюсе на немецком языке газеты «Вильнер цайтунг» (Wilnaer Zeitung).
Наиболее подробно история танка описана в историческом исследовании «Действия малых подразделений во время германской кампании в России» (далее мы будем называть ее сокращенно «Действия малых подразделений»), изданной в США в июле 1953 года. В одной из статей («Бронетанковая блокада перекрестка») этого издания описывается ход боя. Надо сказать, что и в некоторых других текстах есть утверждения, что бой длился двое суток. Как бы там не было, эта статья стала первоисточником для многих авторов, пишущих о «расейняйском танке». Между прочим, в этой брошюре впервые напечатана позднее хорошо известная фотография - немецкий солдат фотографирует подбитый советский КВ-2.
Наиболее полное описание боя представлено в книге Э. Рауса «Танковые сражения на Восточном фронте». Автор подробно описывает ход всего сражения, которым он сам руководил. Однако воспоминания, в отличие он дневников или боевых документов, пишутся по прошествии сравнительно немалого времени, когда забывается множество деталей. Не исключением является и книга воспоминаний Рауса. Более того. Как пишет во введении переводчик книги на русский язык, эта книга написана не по рукописи Рауса, так как рукопись пропала при неясных обстоятельствах. Текст рукописи восстанавливался на основе статей в различных сборниках и периодике, а также по неопубликованных примечаний. Сравнивая текст из раздела «Отрезаны одним танком» в книге Рауса с текстом из «Действий малых подразделений», нетрудно убедиться, что мемуары просто вставлен мало переработанный текст «Бронетанковой блокады перекрестка». Это позволяет считать, что он также принадлежит перу Э. Рауса.
В советское время история одиночного танка в Литве была мало известна. Официально об этом эпизоде вспомнили лишь в 1965 году, когда наконец собрались останки воинов из мест их захоронения перенести на воинское кладбище в Расейняй. "Крестьянская газета" ("Валстечю лайкраштис", 1965, от 8 октября): "Заговорила могила у деревни Дайняй. Откопав, нашли личные вещи танкистов. Но они говорят очень мало. Две баклажки и три авторучки без надписей или знаков. Два ремня показывают, что в танке было два офицера. Более красноречивыми оказались ложки. На одной из них вырезана фамилия: Смирнов В.А. На второй – три буквы: Ш.Н.А. Видимо, это первые буквы фамилии, имени и отчества солдата. Самая ценная находка, устанавливающая личность героев - портсигар и в нем комсомольский билет, временем порядочно испорченный. Внутренние листки билета склеились с каким-то другим документом. На первой странице можно прочитать только последние цифры номера билета - ...1573. Ясная фамилия и неполное имя: Ершов Пав... Самой информативной оказалась квитанция. На ней можно прочесть все записи. Из нее узнаем фамлию одного из танкистов, место его жительства. Квитанция говорит: Паспорт, серия ЛУ 289759, выдан 8 октября 1935 г. Псковским отделом милиции Ершову Павлу Егоровичу, сдан 11 февраля 1940 г."
Сегодня останки этих танкистов покоятся в братской могиле советских воинов в Расяйняй, куда они были перезахоронены в 1965 году. Имена двоих из них удалось установить по найденным при них документам, остальные так и остались неизвестными.
Летом 2007 года, когда на средства Посольства России в Литве приводили в порядок это воинское кладбище, в память танкистов была установлена мемориальная доска. Три года она никому не мешала, но в прошлом и в нынешнем году в прессе появились сообщения о том, что якобы кое-кто возмущён текстом выбитой на доске надписи, в которой сказано, что здесь покоятся останки героически погибших возле деревни Дайняй советских воинов. Возмущённым «литовским патриотам» пришлось не по душе слово «героически».
Что ж, каждому вольно интерпретировать это определение сообразно степени собственного «геройства». Одни предпочитают гибель внутри железного монстра, другие выбирают борьбу с мёртвыми, которые не могут защитить себя.
Танковая битва при Расяйняй не стала костью в горле для вермахта, и немецкие танки покатили вперёд, предоставив местным жителям хоронить тела погибших.
Сегодня кладбище советских воинов в Расяйняй – место вечного упокоения многих участников тех событий. Сюда в 1965 году были перенесены останки воинов из мест их захоронения, в том числе и отважного экипажа славного советского танка КВ. Здесь же установлено и надгробие самому командующему 2-й танковой дивизией генерал-майору танковых войск Егору Николаевичу Солянкину. Возможно, только надгробие, потому что (ещё одна загадка сражения при Расяйняй) среди выживших ветеранов дивизии до сих пор говорят, что эта могила – пустая. Что впопыхах закопанные останки Солянкина всё ещё покоятся где-то в лесу… Вместе с сейфом, в котором лежат и все документы павшей близ Расяйняй советской 2-й танковой дивизии.

Перевод с литовского языка Владимира Вахмана.
Арвидас ЖАРДИНСКАС, Гядиминас КУЛИКАУСКАС,, «Verslo klasė»

Источник - http://anton-dudaro.livejournal.com/58397.html
Photo

Post has shared content
#поколениедобровольцев

28 июня 1941 г. заявления добровольцев...

Заявление Окорокова Василия Григорьевича, 1920 г.р., о желании добровольно вступить в РККА. (призван в мае 1942 года, дальнейшая судьба не установлена) http://na.rkomi.ru/sv0905/sv4.html

Заявление Моторина Михаила Афанасьевича, 1922 г.р., о желании добровольно вступить в РККА. (призван в сентябре 1941 года, демобилизован в 1948 году) http://na.rkomi.ru/sv0905/sv4.html


Photo
Photo
28.06.2017
2 Photos - View album

Post has shared content

Post has attachment

* Казачьи части РККА*


После Гражданской войны в Красную армию не призывались представители «эксплуататорских классов», в число которых были отнесены и казаки. В 1936 году был разрешён призыв казаков, а в 1939 года были отменены ограничения на призыв по классовому принципу, однако сохранялись ограничения при поступлении в военные училища.

Постановлением ЦИК СССР от 20 апреля 1936 года были сняты ограничения на службу казачества в отрядах РККА.

В соответствии с приказом Наркома обороны К. Е. Ворошилова № 67 от 23 апреля 1936 года некоторые кавалерийские дивизии получили статус казачьих и 15 мая 1936 года:

10-я территориальная кавалерийская Северокавказская дивизия была переименована в 10-ю Терско-Ставропольскую территориальную казачью дивизию,12-я территориальная кавалерийская дивизия, размещённая на Кубани, была переименована в 12-ю Кубанскую территориальную казачью дивизию,4-я кавалерийская Ленинградская Краснознамённая дивизия имени товарища Ворошилова была переименована в 4-ю Донскую казачью Краснознамённую дивизию имени К. Е. Ворошилова,6-я кавалерийская Чонгарская Краснознамённая имени товарища Буденного переименована в 6-ю Кубано-Терскую казачью Краснознамённую дивизию им. С. М. Буденного.

На Дону также была сформирована 13-я Донская территориальная казачья дивизия, а кубанские казаки проходили службу в составе 72-й кавалерийской дивизии, 9-й пластунской стрелковой дивизии, 17-го казачьего кавалерийского корпуса (позже переименован в 4-й гвардейский Кубанский кавалерийский корпус), оренбургские казаки служили в 11-й (89-й), затем 8-й Гвардейской Ровенской ордена Ленина, ордена Суворова казачьей кавалерийской дивизии и ополченческой казачьей дивизии в г. Челябинске.


Специальным актом было восстановлено ношение ранее запрещённой казачьей формы Казачьими частями командовали Н. Я. Кириченко, А. Г. Селиванов, И. А. Плиев, С. И. Горшков, М. Ф. Малеев, В. С. Головской, Ф. В. Камков, И. В. Тутаринов, Я. С. Шарабурко, И. П. Калюжный, П. Я. Стрепухов, М. И. Суржиков и другие.

В 1936 году была утверждена парадная форма для казачьих частей. В этой форме и шли казаки на Параде Победы 24 июня 1945 года. Первый парад в составе РККА с участием казачьих частей должен был пройти 1 мая 1936 года. Однако в силу разных причин участие в военном параде казаков было отменено. Лишь 1 мая 1937 года казачьи подразделения в составе РККА прошли военным парадом по Красной площади после долгих лет государственного неприятия.Особая казачья форма была отменена приказом Наркома обороны СССР № 005 от 1 февраля 1941 года.

С 13 февраля 1937 года казачьи дивизии имели следующий состав:

4-я Донская казачья ордена Ленина Краснознаменная ордена Красной Звезды дивизия имени т. Ворошилова19-й кавалерийский Манычский Краснознаменный полк, с 13.02.37 — 19-й Донской казачий Манычский Краснознаменный полк20-й кавалерийский Сальский Краснознаменный полк, с 13.02.37 — 20-й Донской казачий Сальский Краснознаменный полк21-й кавалерийский Доно-Ставропольский полк, с 13.02.37 — 21-й Донской казачий Доно-Ставропольский полк23-й кавалерийский Сталинградский полк, с 13.02.37 — 23-й Донской казачий Сталинградский полк4-й механизированный полк, с 13.02.37 — 4-й Донской казачий механизированный полк4-й конно-артиллерийский полк, с 13.02.37 — 4-й Донской казачий конно-артиллерийский полк4-й отдельный эскадрон связи, с 13.02.37 — 4-й Донской казачий отдельный эскадрон связи4-й отдельный саперный эскадрон, с 13.02.37 — 4-й Донской казачий отдельный саперный эскадрон6-я Кубанско-Терская казачья Чонгарская ордена Ленина Краснознаменная ордена Красной Звезды дивизия имени т. Буденного31-й кавалерийский Белореченский полк, с 13.02.37 — 31-й Кубанский казачий Белореченский полк32-й кавалерийский Белоглинский полк, с 13.02.37 — 32-й Кубанский казачий Белоглинский полк33-й кавалерийский Северо-Донской полк, с 13.02.37 — 33-й Кубанский казачий Северо-Донской полк34-й кавалерийский Ростовский полк, с 13.02.37 — 34-й Кубанский казачий Ростовский полк6-й механизированный полк, с 13.02.37 — 6-й Кубанский казачий механизированный полк6-й конно-артиллерийский полк, с 13.02.37 — 6-й Кубанский казачий конно-артиллерийский полк6-й отдельный эскадрон связи, с 13.02.37 — 6-й Кубанский казачий отдельный эскадрон связи6-й отдельный саперный эскадрон, с 13.02.37 — 6-й Кубанский казачий отдельный саперный эскадрон10-я Терско-Ставропольская казачья дивизия68-й кавалерийский Краснокумский полк, с 13.02.37 — 68-й Ставропольский казачий Краснокумский полк, с 5.06.37 — 68-й Ставропольский казачий полк77-й кавалерийский Бузулукский полк, с 13.02.37 — 77-й Терский казачий Бузулукский полк78-й кавалерийский полк, с 13.02.37 — 78-й Терский казачий Невинномысский кавалерийский полк89-й кавалерийский Пятигорский полк имени В. В. Куйбышева, с 13.02.37 — 89-й Терский казачий Пятигорский полк имени В. В. Куйбышева10-й конно-артиллерийский полк, с 13.02.37 — 10-й Терский казачий конно-артиллерийский полк10-й механизированный полк, с 13.02.37 — 10-й Терский казачий механизированный полк10-й отдельный саперный эскадрон, с 13.02.37 — 10-й Терский казачий отдельный саперный эскадрон10-й отдельный эскадрон связи, с 13.02.37 — 10-й Терский казачий отдельный эскадрон связи12-я Кубанская казачья дивизия54-й кавалерийский полк, с 13.02.37 — 54-й Кубанский казачий полк67-й кавалерийский Кавказский полк, с 13.02.37 — 67-й Кубанский казачий Кавказский полк69-й кавалерийский Уманский Краснознаменный полк, с 13.02.37 — 69-й Кубанский казачий Уманский Краснознаменный полк88-й кавалерийский Армавирский полк, с 13.02.37 — 88-й Кубанский казачий Армавирский полк12-й механизированный полк12-й конно-артиллерийский полк12-й отдельный саперный эскадрон12-й отдельный эскадрон связи13-я Донская казачья дивизия76-й Донской казачий Краснознаменный полк им. т. Буденного123-й Донской казачий полк124-й Донской казачий полк125-й Донской казачий полк13-й Донской казачий механизированный полк13-й Донской казачий конно-артиллерийский полк13-й Донской казачий отдельный эскадрон связи13-й Донской казачий отдельный саперный эскадрон

Великая Отечественная война

С началом Великой Отечественной войны казачьи части, как регулярные, в составе Красной армии, так и добровольческие, приняли активное участие в боевых действиях против немецко-фашистских захватчиков.В большинстве случаев вновь сформированные казацкие части, добровольческие казацкие сотни были плохо вооружены, в отряды, как правило, приходили казаки с холодным оружием и колхозными лошадями. Такие части создавались осенью 1941 года по примеру опыта Первой мировой войны, за что в народе назывались «Дикими дивизиями».

С 1943 года происходило объединение казачьих кавалерийских дивизий и танковых частей, в связи с чем образовывались конно-механизированные группы. Лошади использовались в большей степени для организации быстрого перемещения, в бою казаки были задействованы в качестве пехоты. Из кубанских и терских казаков также были сформированы пластунские дивизии. Из числа казачества, 262 кавалериста получили звание Героя Советского Союза, 7 кавалерийских корпусов и 17 кавалерийских дивизий получили гвардейские звания.

После войны

На конец войны в РККА имелось 7 гвардейских кавалерийских корпусов и 1 «просто» кавалерийский корпус. Два из них были казацкими — 4-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий корпус и 5-й гвардейский кавалерийский Донской казачий корпус:

4-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий ордена Ленина Краснознаменный орденов Суворова и Кутузова корпус  

9-я гвардейская кавалерийская казачья Кубанско-Барановичская дважды Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия:

30-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Слонимский Краснознаменный ордена Александра Невского полк;32-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Слонимский Краснознаменный ордена Александра Невского полк;34-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Слонимский Краснознаменный полк;181-й гвардейский артиллерийско-минометный Слонимский ордена Богдана Хмельницкого полк;151-й танковый Слонимский ордена Богдана Хмельницкого полк.

10-я гвардейская кавалерийская казачья Кубанско-Слуцкая Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия:

36-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Барановичский Краснознаменный орденов Суворова и Александра Невского полк;40-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Барановичский Краснознаменный орденов Кутузова и Александра Невского полк;42-й гвардейский кавалерийский Кубанский казачий Барановичский Краснознаменный орденов Суворова и Богдана Хмельницкого полк;183-й гвардейский артиллерийско-миномётный Барановичский Краснознаменный орденов Кутузова и Александра Невского полк;128-й танковый Барановичский Краснознаменный ордена Александра Невского полк.

30-я кавалерийская Новобугская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия:

127-й кавалерийский Брестский орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого полк;133-й кавалерийский Краснознаменный орденов Суворова и Александра Невского полк;138-й кавалерийский Дебреценский Краснознаменный полк;1675-й артиллерийско-миномётный орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого полк;134-й танковый ордена Богдана Хмельницкого полк.

Корпусные части:

1815-й самоходный артиллерийский Брестский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк;152-й гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский Раздельнинский дважды Краснознаменный орденов Суворова и Кутузова полк;4-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый Раздельнинский Краснознаменный ордена Александра Невского дивизион;68-й отдельный гвардейский миномётный Одесский Краснознаменный ордена Александра Невского дивизион;12-й гвардейский миномётный Раздельнинский Краснознаменный ордена Кутузова полк;255-й зенитный артиллерийский Одесский Краснознаменный орденов Кутузова и Красной Звезды полк;27-й отдельный гвардейский Одесский Краснознаменный ордена Красной Звезды дивизион.

5-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Будапештский Краснознаменный корпус  

11-я гвардейская кавалерийская казачья Донская Волновахская Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого дивизия:

37-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Дебреценский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк;39-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Краснознаменный полк;41-й гвардейский кавалерийский Донской казачий орденов Суворова и Богдана Хмельницкого полк;182-й гвардейский артиллерийско-минометный Дебреценский полк;71-й танковый Дебреценский полк;47-й отдельный гвардейский зенитный артиллерийский дивизион;13-й отдельный гвардейский сапёрный эскадрон;11-й отдельный гвардейский эскадрон связи;9-й отдельный гвардейский эскадрон химической защиты;11-й отдельный гвардейский разведывательный эскадрон;8-й отдельный санитарный эскадрон.

12-я гвардейская кавалерийская казачья Донская Корсуньская Краснознаменная ордена Кутузова дивизия:

43-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Дебреценский ордена Богдана Хмельницкого полк;45-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк;47-й гвардейский кавалерийский Донской казачий ордена Богдана Хмельницкого полк;184-й гвардейский артиллерийско-миномётный Дебреценский полк;54-й танковый полк;50-й отдельный гвардейский зенитный артиллерийский дивизион;9-й отдельный гвардейский сапёрный эскадрон;12-й отдельный гвардейский эскадрон связи;12-й отдельный гвардейский эскадрон химической защиты;12-й отдельный гвардейский разведывательный эскадрон;15-й отдельный санитарный эскадрон.

63-я кавалерийская Корсуньская Краснознаменная дивизия:

214-й кавалерийский ордена Богдана Хмельницкого полк;220-й кавалерийский Дебреценский полк;223-й кавалерийский ордена Богдана Хмельницкого полк;1684-й артиллерийско-миномётный Дебреценский полк;68-й танковый ордена Богдана Хмельницкого полк;502-й зенитный артиллерийский дивизион;12-й отдельный сапёрный эскадрон;47-й отдельный эскадрон связи;63-й отдельный эскадрон химической защиты;46-й санитарный эскадрон.

Корпусные части:

1896-й самоходный артиллерийский Корсуньский Краснознаменный ордена Александра Невского полк;150-й гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский Корсуньский Краснознаменный орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого полк;5-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый ордена Красной Звезды дивизион;72-й отдельный гвардейский миномётный ордена Богдана Хмельницкого дивизион;9-й гвардейский минометный Дебреценский ордена Александра Невского полк;585-й зенитный артиллерийский Дебреценский ордена Кутузова полк;4-й отдельный гвардейский ордена Красной Звезды дивизион связи;196-й автотранспортный батальон.

Летом 1946 года все кавалерийские корпусы были переформированы в кавалерийские дивизии с теми же номерами и к концу лета этого года в составе кавалерии остались:

4-я гвардейская кавалерийская Кубанская казачья ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия:9-й гвардейский кавалерийский казачий Кубанско-Барановичский дважды Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого полк;10-й гвардейский кавалерийский казачий Кубанско-Слуцкий Краснознаменный орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого полк.5-я гвардейская кавалерийская Донская казачья Будапештская Краснознаменная дивизия:11-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Волновахский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк;12-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Корсуньский Краснознаменный ордена Кутузова полк;37-й гвардейский кавалерийский Донской казачий Дебреценский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого полк.

В октябре 1954 года 5-я гвардейская казачья кавалерийская дивизия директивой Генерального штаба ВС СССР от 6 октября 1954 года№ Орг/2/67809 была переформирована в 18-ю гвардейскую тяжёлую танковую дивизию. А приказом Министра обороны СССР от 11 января1965 года № 003 18-я гвардейская тяжёлая танковая дивизия была переименована в 5-ю гвардейскую танковую дивизию.

В сентябре 1955 года 4-я гвардейская кавалерийская дивизия была расформирована.

Отдельные персоны

Также было множество отдельно взятых казаков среди известных военнослужащих, которые воевали и отличились не в казачьих кавалерийских или пластунских частях, а во всей Советской армии. Среди них:

танковый ас, Герой Советского Союза Д. Ф. Лавриненко — кубанский казак, уроженец станицы Бесстрашной;генерал-лейтенант инженерных войск, Герой Советского СоюзаД. М. Карбышев — родовой уральский казак-кряшен, уроженец Омска;командующий Северным флотом адмирал А. А. Головко — терский казак, уроженец станицы Прохладной;конструктор-оружейник Ф. В. Токарев — донской казак, уроженец станицы Егорлыкской Области Войска Донского;командующий Брянским и 2-м Прибалтийским фронтом, генерал армии, Герой Советского Союза М. М. Попов — донской казак, уроженец станицы Усть-Медведицкой Области Войска Донского.

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/
PhotoPhotoPhoto
27.06.2017
3 Photos - View album

Post has attachment
26 июня 1941 года. 5-й день войны

26 июня. В 5 часов утра лидер эскадренных миноносцев "Москва" и "Харьков" открыли огонь по румынскому порту Констанца, что привело к возгоранию в районе нефтехранилищ. Это был первый удар по территории противника в ходе Великой Отечественной войны.[14]
26 июня. Финляндия объявила войну Советскому Союзу.

Прибалтийская стратегическая оборонительная операция. 4-я танковая группа Гёпнера прорвалась к Даугавпилсу, захватила оба больших моста через Западную Двину неповрежденными и заняла плацдарм на правом берегу. Предпринятые в течение двух дней контратаки 5-го воздушно-десантного корпуса с целью выбить немцев из Даугавпилса не дали результатов.

Белостокско-Минское сражение. 3-я танковая группа Гота заняла Молодечно, Воложин, Радошковичи, обошла Минск с севера и направилась к Борисову. 2-я танковая группа Гудериана разбила недоукомплектованный 17-й механизированный корпус Красной Армии, заняла Барановичи.

26 июня. Н. Ф. Гастелло направил горящий бомбардировщик на скопление танков, бензоцистерн и автомашин противника на участке дороги Молодечно — Радошковичи.

Оборонительная операция на Западной Украине. 26 июня к контрударам 9-го, 19-го и 15-го мехкорпусов присоединился 8-й мехкорпус генерала Д. И. Рябышева. К концу дня корпус продвинулся из района Броды в направлении Берестечко на 10—15 км. Осознав угрозу правому флангу 48-го моторизованного корпуса 1-й танковой группы Клейста, немцы перебросили в этот район 16-ю моторизованную дивизию, 670-й противотанковый батальон и батарею 88-мм орудий и к вечеру контратаковали части мехкорпуса. В ночь на 26-е июня 131-я мд под ударами немецкой 13-й тд оставляет Луцк, что позволяет этой дивизии во второй половине дня выйти в тыл наших войск у Млынова (40-я тд и полк 228 сд) заставив их отходить с большими потерями. Танковые дивизии 9-го МК в полдень получают приказ прекратить движение на Луцк и повернуть на Дубно, но атаку в этот день начать не успевают.

Вечером 26 июня М. П. Кирпонос принял решение отвести 6, 26 и 12-ю армии из львовского выступа.

Гальдер: «Группа армий „Юг“ медленно продвигается вперед, к сожалению неся значительные потери. У противника, действующего против группы армий „Юг“, отмечается твёрдое и энергичное руководство. Противник все время подтягивает из глубины новые свежие силы против нашего танкового клина.»

26 июня. Турецкое посольство провозгласило нейтралитет Турции.

Совинформбюро.

В течение 26 июня на Минском направлении наши войска вели бои с просочившимися танковыми частями противника. Бои продолжаются.

На Луцком направлении в течение всего дня идут крупные и ожесточённые танковые бои с явным перевесом на стороне наших войск.

На Черновицком направлении наши войска успешно отражают попытки противника форсировать р. Прут.

На Бессарабском участке фронта наши войска прочно удерживают за собой госграницу, отбивая атаки немецко-румынских войск. Противник, пытавшийся наступать у Скулени, с тяжёлыми для него потерями отброшен на западный берег р. Прут.

Наша авиация в течение дня бомбардировала Бухарест, Плоешти и Констанцу. Нефтеперегонные заводы в районе Плоешти горят…

 https://ru.m.wikipedia.org/wiki/
Photo

Post has shared content

Post has attachment
Возрождение казачьих формирований в период предшествовавший Великой Отечественной войне




После окончания гражданской войны, после геноцида устроенного в отношении казачества – когда даже слово «казак» было под запретом, советское руководство вдруг неожиданно обратило свои взоры на казачество. Смена тактического курса по отношению к казачеству, произведенная советским правительством во второй половине 1930-х годов, представляла собой вынужденную меру. Обострявшееся международное положение требовало консолидации советского общества и мобилизации его ресурсов для отражения вероятной агрессии. Именно поэтому, развернув кампанию «за советское казачество», правительственные органы СССР обратили особое внимание на военно-мобилизационные мероприятия в казачьих сообществах Юга России.

8 февраля 1936 года газета «Правда» вышла с редакционной статьей «Советские казаки», в которой утверждалось, что «основная и подавляющая масса казачества сжилась и сроднилась с колхозным строем, сжилась и сроднилась с советской властью, покончив с проклятым прошлым, когда казачьи районы, особенно Дон и Кубань, были оплотом контрреволюции и гнездом антисоветского саботажа. Казачество стало советским не только по государственной принадлежности, но и по духу, по устремлениям, по преданности советской власти и колхозному строительству». Эта статья, вкупе с прошедшим 13-16 февраля съездом передовиков животноводства, где выступали представители донских и терских казачьих колхозов, ознаменовала начало кампании под лозунгом «за советское казачество». При этом нужно подчеркнуть, что кампания «за советское казачество» не означала возрождения казачества как особой сословной группы в составе советского общества. Советская власть не желала возрождать казачество как сословие, ибо это противоречило бы ее же собственной политике, с успехом осуществленной в 1920-х – начале 1930-х годов, когда казаки лишились своего сословного статуса и привилегий.

После официального старта кампании «за советское казачество» в середине марта 1936 года в Ростове-на Дону состоялись грандиозные торжества с участием донских, кубанских и терских казаков (терцы прибыли в конном строю). В конце марта в Северо-Кавказском крае состоялся праздник в связи с ответным визитом донских и кубанских казаков. Руководство Азово-Черноморского и Северо-Кавказского краев провело и другие подобные мероприятия, неизменно встречавшие поддержку самих казаков, которые действительно испытывали эйфорию в связи с резким потеплением государственной политики по отношению к ним.

Казачьи же традиции и черты менталитета, как следовало из редакционной статьи «Правды», могли оказаться очень полезными укреплению обороноспособности СССР.

Сломив с помощью голода 1932-1933 годов казачье сопротивление, Советское правительство приняло решение о привлечении казаков-призывников к службе в кадровых кавалерийских дивизиях. В первую очередь, комплектовались 4-я и 6-я кавалерийские дивизии Белорусского военного округа и 5-я Ставропольская кавалерийская дивизия имени М.Ф. Блинова, но ограничения для основной массы казаков в отношении службы в Красной Армии продолжали существовать.

Одним из первых отреагировал на кампанию «за советское казачество» Лев Троцкий: «Советское правительство… восстанавливает казачество, единственное милиционное формирование царской армии… Восстановление казачьих лампасов и чубов есть, несомненно, одно из самых ярких выражений Термидора!»

Русский мыслитель Георгий Федоров, эмигрировавший из СССР в 1925 году, написал в 1936 году: «Революция в России умерла. Троцкий наделал множество ошибок, но в одном он был прав. Он понял, что его личное падение было русским «термидором». Режим, который сейчас установился в России, это уже не термидорианский режим. Это режим Бонапарта».

20 апреля 1936 года ЦИК СССР отменил существовавшие для казаков ограничения, а 23 апреля Нарком обороны подписал приказ № 67, в соответствии с которым 4-й кавалерийский корпус получил название казачьего, а его территориальным кавалерийским дивизиям были присвоены названия 10-й Терско-Ставропольской и 12-й Кубанской территориальной казачьих дивизий. Тогда же началось формирование 13-й Донской казачьей дивизии.

Одновременно для всех казачьих частей, как кадровых, так и территориальных, вводилось парадное традиционное казачье обмундирование. У донских казачьих частей оно состояло из папахи, башлыка, казакина, шаровар с лампасами и сапог. Обмундирование кубанских и терских казачьих частей включало кубанку, бурку, башлык, черкеску, бешмет, шаровары и сапоги.

Для всех казачьих частей было оставлено общекавалерийское снаряжение. Вооружение рядовых состояло из шашек и винтовок, у донских казаков дополнительно – пик с флюгерами, у кубанцев и терцев – поясных кинжалов.

Для повседневной носки устанавливались папахи и кубанки, фуражки с синим околышем, тульей цвета хаки и черными кантами, цветные башлыки и бешметы цвета хаки. Отличием донских казаков стала фуражка с красным околышем, кантами и синей тульей. Шинели, шаровары и сапоги были общекавалерийского образца.

Помимо снятия с казаков ограничений по службе в РККА и формирования казачьих кавалерийских дивизий и корпусов, среди военно-мобилизационных мероприятий времен кампании «за советское казачество» следует отметить также движение «ворошиловских кавалеристов». Движение это зародилось еще в конце 1935 г., когда молодые казаки из колхоза «Донской скакун» Тарасовского района Северо-Донского округа Азово-Черноморского края обратились с письмом «ко всем сельским комсомольцам и молодежи Советского Союза» заботиться о конском поголовье и создавать в колхозах и совхозах конноспортивные кружки и клубы «ворошиловских кавалеристов», которые должны были дать вооруженным силам страны подготовленных новобранцев.

Но наиболее сильный импульс процессам создания, развития и функционирования клубов и кружков «ворошиловских кавалеристов» дала кампания «за советское казачество», в ходе которой численность таких заведений стала стремительно расти. По свидетельствам прессы, к началу апреля 1936 г. в Азово-Черноморском крае насчитывалось до 600 кружков «ворошиловских всадников», в Северо-Кавказском крае – не менее 250. Создание и функционирование клубов и кружков «ворошиловских кавалеристов» продолжалось на Дону, Кубани, Ставрополье и Тереке вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Клубы и кружки «ворошиловских кавалеристов» представляли собой, по существу, военно-спортивные негосударственные, добровольные организации. Создавались они на общественных основах в колхозах и совхозах Юга России с целью подготовки молодежи для службы в кавалерийских частях РККА, финансировались теми предприятиями, при которых они возникали. Клубы, по сравнению с кружками, были более многочисленны, располагали необходимым комплектом основополагающих документов, в частности уставами, нередко имели в числе учредителей представителей районного, окружного или даже краевого руководства, пользовались поддержкой военных чинов и работников Осоавиахима. Кроме того, формально клубы «ворошиловских кавалеристов» расценивались как центральная организация, а кружки – как отделы (ячейки) этой организации.

При всей активности инструкторов Осоавиахима и представителей подразделений СКВО в деле содействия развитию организаций «ворошиловских кавалеристов», основную работу по воспитанию и военной подготовке молодых казаков выполняли казаки старшего поколения. Нередко такие казаки, имевшие солидный боевой опыт, являлись не только руководителями кружков «ворошиловских кавалеристов», но также своего рода инструкторами и инспекторами, занимаясь вместе с молодежью и показывая ей на собственном примере, как надо действовать в конном бою. Не случайно 21 марта 1936 г. Северо-Донской окружком ВКП(б) решил «принять все меры к обеспечению кружков и клубов «ворошиловских кавалеристов» инструкторскими кадрами, путем подбора наиболее опытных казаков, хорошо знающих кавалерийское дело».

В клубах и кружках «ворошиловских кавалеристов» молодые казаки проходили начальную военную подготовку, обучаясь навыкам джигитовки, владения холодным и огнестрельным оружием, совершенствуя боевое мастерство путем участия в военных играх, учебных боях и разного рода состязаниях. «Ворошиловские всадники» периодически проходили квалификационные испытания, а конечным этапом их военного обучения являлась сдача нормативов на право получения значка «ворошиловского кавалериста». В частности, к 1940 г. в Базковском районе Ростовской области было подготовлено 103 «ворошиловских всадника» первой и второй ступени. Молодые казаки, проходившие курс обучения в клубах и кружках «ворошиловских кавалеристов», представляли собой прекрасно подготовленное и дисциплинированное пополнение кавалерийских частей РККА.

Лояльность к казачеству старались продемонстрировать высшие должностные лица Советского государства. По свидетельству Георгия Григорьевича Шарикова (1920-2004 гг.), уроженца станицы Незлобной, выступавшего в середине 30-х годов на скачках в городе Пятигорске, на открытие скачек в мае 1936 года приехал член ЦК ВКП(б) Г.Л. Пятаков, одетый в казачью черкеску, что было воспринято присутствующими казаками с воодушевлением.

17 мая 1936 года С.М. Буденный приехал в Ростов-на-Дону, где лично встретился с казаками и провел смотр возрожденных кавалерийских казачьих формирований.

1 мая 1937 года сводная казачья дивизия СКВО приняла участие в параде на Красной площади в Москве. Стройные ряды донских, кубанских и терских казаков произвели впечатление на присутствующих, и в дальнейшем казаки территориальных частей постоянно принимали участие в различных военных смотрах и парадах.

Лучшие дивизии 1-й Конной армии – 4-я и 6-я – стали называться соответственно 4-й Донской казачьей ордена Ленина Краснознаменной дивизией имени К.Е. Ворошилова и 6-й Кубано-Терской Чонгарской казачьей ордена Ленина Краснознаменной имени С.М. Буденного. Изменения коснулись и других кадровых кавалерийских частей. Так все кадровые казачьи дивизии вошли в 6-й гвардейский кавалерийский казачий корпус.

Комплектование как территориальных, так и кадровых казачьих дивизий предписывалось производить со всего населения (как казачьего, так и неказачьего) Дона, Кубани, Терека и Ставрополья.

Кадровые казачьи дивизии вошли в состав 6-го кавалерийского корпуса, который вскоре назван казачьим. Этот корпус по своей боеготовности был намного лучше других соединений, а его дивизии оказались отлично подготовлены, особенно в области тактики, конного и огнестрельного дела.

В корпусе больше всего отрабатывались вопросы боевого применения конницы в составе конно-механизированной армии. Подобная конно-механизированная армия, состоявшая из 3-4 кавалерийских дивизий, 2-3 танковых бригад и моторизованной стрелковой дивизии, при тесном взаимодействии с бомбардировочной и истребительной авиацией, а в последующем и с авиадесантными частями была в состоянии решать крупнейшие оперативные задачи в составе фронта, способствуя успешному осуществлению стратегических замыслов.

Командовали полками 6-го кавалерийского корпуса ветераны-конармейцы: 19-м Краснознаменным Манычским – Ф.Я. Костенко, 20-м Краснознаменным Сальским – В.В. Крюков, 21-м Краснознаменным – И.Н. Музыченко, 23-м казачьим – И.Л. Сакович, 4-м механизированным – В.В. Новиков.

Первый опыт боевого применения конницы в составе конно-механизированной армии получен в начале Второй Мировой войны. Так, в середине сентября 1939 года конно-механизированная группа (6-й казачий и механизированный корпуса, мотострелковая дивизия и тяжелая танковая бригада), преодолевая сопротивление польских частей, быстро вышла к реке Неман и взяла Гродно. На освобожденной территории Западной Белоруссии для казачьих соединений были установлены места постоянной дислокации: 6-й дивизии – в районе Белосток-Ломжа, 4-й дивизии – в районе Сувалки-Августов.

В середине июня 1940 года 6-й корпус получил новую задачу: перейти литовскую границу и двигаться на г. Каунас. В первом эшелоне корпуса шла 6-я Кубано-Терская Чонгарская казачья дивизия, которая за сутки совершила марш в 135 километров.

Для охраны новой границы были переброшены пограничные войска, которым впоследствии предстояло первыми, вместе с казаками Западного Особого военного округа, принять на себя удар авангарда немецко-фашистских войск, вероломно напавших на Советский Союз 22 июня 1941 года.


PhotoPhotoPhotoPhotoPhoto
26.06.2017
5 Photos - View album
Wait while more posts are being loaded