Post is pinned.Post has attachment
Photo

Post has shared content
Но мало кто знает, что чисто женский экипаж служил ещё во время Великой Отечественной войны в составе Волжской военной флотилии.
А началось всё с боевой, как говорится, пробивной девушки Антонины Куприяновой. Тоня до войны проживала в Саратове в большой семье. Когда грянула война, все три брата Куприяновы ушли на фронт. Тоня с матушкой осталась ждать вестей в родном городе. Вскоре пришла первая похоронка. После первой невосполнимой потери последовала и вторая. А вскоре пришла похоронка и на третьего, последнего Куприянова.
Тоня приняла решение занять место братьев в строю. Естественно, мать взмолилась не оставлять её, так как более в этом мире у неё никого не осталось. Некогда большая семья была вырвана из жизни войной. Но Антонина была непреклонна.


Единственный «женский тральщик» Великой Отечественной
Антонина Куприянова в центре
В мае 1943-го года Антонину Куприянову направили служить в сформированную в октябре 1941 года Волжскую военную флотилию. История трагедии семьи Куприяновых тайной не была, поэтому отправили Антонину служить вестовой, тогда эта должность считалась достаточно спокойной и безопасной, насколько это вообще возможно.
В то же самое время фронт стал неуклонно двигаться на запад. Но, несмотря на это, работы Волжской военной флотилии хватало, а вот чего не хватало, так это тральщиков и экипажей. Люфтваффе, чтобы остановить какие-либо речные коммуникации по Волге, завалили русскую реку электромагнитными и акустическими донными минами от самой Самары чуть ли не до Астрахани. Объяснять, насколько важна водная артерия Волги для транспортировки продовольствия, оборудования и сырья, думаю, не стоит. Более того, даже после отступления немцев, их авиация регулярно совершала попытки блокировать судоходство по Волге минированием реки.
Понимала всю сложность положения и Антонина Куприянова, учитывая её должность и вольные и невольные знакомства в различных подразделениях флотилии. Правда, осознать это было не сложно, так как на Волге начали взрываться суда, наскочившие на немецкие мины. Одним из таких судов была нефтеналивная баржа. Если обладаете воображением, можете себе представить, что означает взрыв речной баржи, наполненной нефтью под завязку. Нефтью, которая как воздух необходима для воюющей державы. И это ещё не учитывая, что судоходство было парализовано самой затонувшей баржей на фарватере и гигантским пожаром.
Так как Антонина обладала, как говорится, организаторским талантом и умела расположить к себе товарищей, она решила сколотить полноценную корабельную команду. Многие девушки, с которыми познакомилась Тоня, уже проходили службу на кораблях флотилии или же были достаточно компетентны, чтобы заступить на вахту.
В то время Антонина Куприянова уже была в звании старшины 2 статьи (по-армейски – младший сержант). Используя весь свой боевой дух и обаяние Тоня направилась не к кому-нибудь, а сразу к контр-адмиралу Юрию Алексеевичу Пантелееву – командующему Волжской флотилией с весны 1943-го года. Естественно, Пантелеев несколько оторопел от такой просьбы. Во-первых, хоть женщины в армии и на флоте вовсе не экзотика, но полностью женский экипаж, да ещё и тральщика – это, как минимум, непривычно. Во-вторых, были у контр-адмирала и сомнения в профпригодности такого экипажа, у которого просто не было совместного опыта разминирования водных путей. Но офицеры флотилии, которые хорошо знали как саму Куприянову, так и девушек её команды, убедили контр-адмирала в том, что девушки достаточно крепкие специалисты и справятся с речным тралением.

Газоход
Пантелеев дал добро. Но судов, как и экипажей, тоже не хватало. Поэтому девушкам достался мобилизованный речной газогенераторный буксир, как их называли, газоход Г-12, который находился в плачевном состоянии и требовал срочного ремонта, хотя старым он не являлся, т.к. был построен в 1937 году. Вообще, сами газогенераторные буксиры появились в нашем флоте не от хорошей жизни. Страна Советов остро нуждалась в речных судах, нуждалась в путях коммуникаций, но современного топлива на все задачи не хватало. Поэтому советские инженеры (Московская судостроительная верфь и Центральный научно-исследовательский институт водного транспорта) сконструировали газогенераторную установку, которая будет в достаточной степени генерировать силовой газ.
Газогенераторы установили на речные суда. Им для питания требовались дрова и вода. Ну, с водой всё понятно – бери не хочу. По поводу дров оказалось немногим сложнее. Так, практически на всём протяжении многих рек располагались лесопилки или лесозаготовительные пункты, у которых недостатка в древесных отходах не было. Мощность таких двигателей газогенераторных установок достигала 120 л.с. Их в изобилии начали ставить на речные буксиры, начиная с 1932-34 годов, а также конструировали различные модификации увеличенной мощности.
Именно такое судно и получили девушки. И оно требовало не только ремонта, но и переоборудования в тральщик. Экипаж Куприяновой: моторист Агния Шабалина, механик Евдокия Пархачева, рулевой Тамара Лекалина, пулемётчица Вера Чапова, матрос Вера Ухлова и минёр Анна Тарасова. При этом «ветеранами» буксира были Евдокия и Агния, именно они работали на нём ещё до мобилизации судна и знали свой газоход, как пять пальцев. Девушки принялись за работу с неподдельным энтузиазмом. То ли девчата раскусили адмиральскую хитрость затянуть начало тральных работ, пока Волгу не почистят мужчины, и девушкам не придётся рисковать, то ли это вообще характерно для того поколения наших соотечественников, а может и то, и другое.

Мобилизованный газогенераторный буксир Г-21
Так или иначе, но тральщик оснастили пулемётом ДШК на тумбе и тралами. Некогда буксирный газоход под номером 12 стал катерным тральщиком Т-611, войдя в 6-й дивизион тральщиков 2-й бригады траления Волжской флотилии под командованием капитан-лейтенанта Олега Селянкина. Как раз он после войны будет вспоминать один из самых конфузных моментов своей боевой службы. Тогда молодого ещё Селянкина только назначали командиром дивизиона. По молодецкой порывистости Олег решил проверить вверенный ему дивизион боевой тревогой без предупреждения на каждом тральщике. Оказавшись на борту Т-611 перед самым рассветом, Олег вломился в кубрик и скомандовал тревогу. Как только на ошалевшего комдива высыпался полуодетый девичий экипаж, его и след простыл.

Олег Селянкин
Т-611 был примерно 21,7 м длиной, 4,4 м шириной, с осадкой на корму 0,56 м, а на нос и вовсе 0,14 м. Корпус был древесным, что делало его менее заметным для магнитных мин. Однако Т-611 как и все газоходы, кроме очевидной экономии топлива, отличался неуклюжестью, низкими маневренностью и скоростью. Но служба его началась.
Своеобразное «боевое крещение» Т-611 и его экипаж получили не на тралении, а во время тушения пожара на очередной подорвавшейся на мине топливной барже. А вот первое траление могло стать и последним. Тральщик базировался в селе Горный Балыклей, который стоит на месте впадения реки Голая в Волгу, а участок траления девушки получили между селением Быковы Хутора (ныне рабочий посёлок Быково) и селом Луговая Пролейка. Специфика их работы заключалась в том, чтобы, взяв на буксир трал-баржу, таскать этот груз, на который среагирует мина. Гитлеровцы свои мины всячески модифицировали, дабы усложнить расчистку фарватеров. К одной из таких хитростей, к примеру, относился прибор кратности. Можно было пройти по участку с трал-баржей дважды, а мина среагирует лишь на четвёртый или даже шестнадцатый раз, что порой создавало иллюзию безопасных речных вод.
31 июля 1943 года женская команда Т-611 весь белый день таскала трал-баржу по участку Волги. Уже вечерело, пора было возвращаться на базу. Но Антонина решила сделать ещё один рейс. Грянул взрыв такой силы, а главное так близко, что не только разворотил баржу, которая в секунду ушла под воду, но и здорово тряхнул сам тральщик. Казалось, что мирный газоход с деревянным корпусом мигом развалится на части.
Кое-где сквозь доски обшивки хлынула забортная вода. Девчата, вместо ожидаемой некоторыми паники, кинулись откачивать воду помпой и вёдрами, одновременно с этим занимаясь поисками пробоин. Вскоре стало ясно, что мелкие щели ещё полбеды, а вот заглохший двигатель и машинное отделение, где воды уже было по пояс – это проблема первой степени. К тому же тральщик речным течение начинало крутить и сносить течением.

Наконец, Куприянова и Пархачёва нашли самую крупную пробоину именно в машинном отделении. После того как заделали дыру в корпусе и выкачали воду, механик и моторист принялись за двигатель, который предательски не желал работать, хлебнув забортной водички. Захлёбываясь, чихая, издавая самые пугающие механика звуки, двигатель наконец начал набирать обороты, медленно разогреваясь. На реке к тому времени стояла глубокая ночь.
На рассвете потрёпанный Т-611 медленно приковылял на базу. Тральщик встречали криками «ура», экипажи дивизиона высыпали на берег, даже командование встречало газоход. Только потом девушки узнали, что спасательный катер, высланный после взрыва и долгого отсутствия тральщика, нашёл лишь обломки трал-баржи. Ведь Т-611 просто снесло течением. Товарищи по оружию резонно решили, что газоход подорвался и затонул, а искать обломки ночью на реке бессмысленно. Попросту говоря, сослуживцы готовились к поминкам, посему и встреча вышла пышная и искренне радостная.
Вскоре после этого события, доказавшего боеспособность женского экипажа в борьбе с минами, Т-611 решили перевести из 2 бригады ВВФ в бригаду 1-ю, базировавшуюся в Сарепте, ниже по течению Волги. Олег Селянкин (кавалер двух Орденов Красной Звезды и Ордена Красного Знамени), ставший после войны видным литератором, вспоминал, что девчат провожали почти всем дивизионом под вой сирен. Девушки, не привыкшие стоять шеренгой по стойке «смирно», сначала потешно сгрудились у рубки, а когда начали терять из виду провожающих товарищей, перебежали на корму и отчаянно махали на прощанье беретами.

Траление с помощью трал-баржи
В составе 1 бригады траления ВВФ женский экипаж Т-611 сумел вытралить ещё 2 мины. Кто-то, верно, будет разочарован? Всего три мины за карьеру? Во-первых, всего на Волге действовали около 200 тральщиков. Во-вторых, мин немцы высыпали около 750, часть из которых, пускай и небольшая, была уничтожена войсками с берега. В-третьих, немцы были асами минного дела, а электромагнитных тралов для их смертоносных игрушек у советского флота на тот момент фактически не было. Если же убрать детали, трал-баржа была плавучим набитым металлоломом ведром, провоцирующим магнитные мины. Т.е. траление представляло собой бег по лезвию.
Приказом командующего ВВФ контр-адмирала Юрия Пантелеева от 4 октября 1943 года старшина 2-й статьи Антонина Куприянова была награждена медалью «За боевые заслуги». По воспоминаниям Пантелеева, в итоге весь экипаж был награждён правительственными наградами.

В апреле 1944 года тральщик Т-611 был разоружён. Его вернули на Вятку – Вятскому речному пароходству. Экипаж, естественно, был расформирован. Боевые подруги разъехались. Тоня обосновалась в Ульяновске. После войны, судя по фотографиям, подруги иногда встречались.
Так закончилась эпопея единственного в истории полностью женского экипажа боевого корабля, пускай и мобилизованного из мирного газохода.

Post has attachment
Буров Герман Петрович – старший моторист тендера № 15 дивизиона тендеров Азовской военной флотилии, старшина 2-й статьи.

Родился 25 июня 1907 года в г. Архангельск в семье рабочего. Русский. Окончил 6 классов. Работал кочегаром-машинистом на судах Северного морского пароходства.

Член ВКП(б)/КПСС с 1931 года.

В Военно-Морском Флоте с 1942 года. В боях Великой Отечественной войны с 1942 года. Служил на специальном типе судна периода Великой Отечественной войны - тендере, предназначенном для перевозки войск, грузов и высадки десантов на необорудованное побережье. Тендер имел плоскодонный стальной корпус простейшей конструкции и автомобильный двигатель. Малая осадка носом, большая грузоподъёмность (15-30 тонн), малочисленный экипажа (2-3 человека) делали тендер незаменимым при обеспечении перевозок военных грузов на небольшие расстояния. Некоторые тендеры имели бронированную рубку для защиты экипажа от пуль и небольших осколков, вооружались одним или двумя зенитными пулемётами.

Старший моторист тендера № 15 (Дивизион тендеров, Азовская военная флотилия) старшина 2-й статьи Герман Буров особо отличился 8 декабря 1943 года.

При высадке десанта у восточного склона горы Митридат в районе города Керчь тендер был серьёзно повреждён. Старшина тендера Барциц Р.М. и старший моторист Буров Г.П., замаскировав тендер, за сутки под огнём противника отремонтировали его, а с наступлением темноты, сняв с берега раненых бойцов, благополучно прорвались на свою базу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшине 2-й статьи Бурову Герману Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3986).

В 1944 году Г.П. Буров демобилизован.

В 1944-1947 годах работал воспитателем в Школе юнг вспомогательных судов Беломорской военной флотилии. В 1947 году вместе со Школой переехал в город Калининград, где работал до 1953 года. После расформирования Школы юнг до 1970 года работал в различных учреждениях Калининградской области.

Жил в городе Советск Калининградской области. Скончался в 1996 году.

Награждён орденом Ленина (16.05.1944), 2 орденами Отечественной войны 1-й степени (12.01.1944, 11.03.1985), медалями.

Имя Героя носит школа № 49 в городе Архангельск.
Photo

Post has attachment
Старшая медсестра хирургического отделения госпиталя Брестской крепости Прасковья Леонтьевна Ткачева с женами и детьми командиров РККА в окружении немецких солдат. 25-26 июня 1941 года.

Летом 1942 года П.Л. Ткачева стала связной в партизанском отряде имени Черпака Брестского соединения. Она пережила войну и скончалась в 1992 году.
Photo

Post has attachment
Иосиф Сталин с Борисом Шапошниковым.
Photo

Post has attachment
Советские пехотинцы из состава соединений Северо-Кавказского фронта ведут наступление в Кубанских плавнях.Таманский полуостров,лето 1943-го года.
PhotoPhotoPhotoPhoto
25.06.2018
4 Photos - View album

Post has attachment
Май 1940 года. Французская пехота.
Photo

Post has attachment
Узел связи в Сталинграде.1942 год.
Photo

Post has attachment
Партизаны отряда имени С.М.Буденного.Крайняя справа-командир отряда Варвара Вырвич-псевдоним "Катя".1943 год.
Photo

Post has attachment
ОПЕРАЦИЯ«БАГРАТИОН»ПРОДОЛЖАЕТСЯ
25 - 26 июня 1944 года

25 и 26 июня войска 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов продолжали наступать. После того как западнее Витебска сомкнулось кольцо окружения, в городе и возле него оказалось в «котле» свыше 5 дивизий гитлеровцев. Положение их было явно безнадежным. Поэтому Баграмян, Черняховский и я решили, оставив для ликвидации окруженной группировки лишь часть войск, главными силами как можно быстрее продвигаться на запад.

Маршал Василевский
===========================================

Сопротивление фашистов на рубеже Западной Двины заметно усилилось. Начальник разведки фронта полковник Хлебов утром 25 июня доложил мне, что перед фронтом наших войск обнаружена новая пехотная дивизия гитлеровцев (24-я), которая раньше отмечалась перед 2-м Прибалтийским фронтом.

Не всем дивизиям, однако, удалось в этот день захватить плацдармы. Особенно огорчила весть о неудаче, постигшей одну из дивизий моего старого фронтового товарища генерала И. Ф. Федюнькина. Хотя ее части и прорвались к Западной Двине, но форсировать реку с ходу им не удалось. И фашисты успели организовать оборону. Нужно было принимать срочные меры, чтобы ускорить преодоление Западной Двины в районе Уллы. Я приказал И. М. Чистякову подтянуть к реке артиллерию и табельные переправочные средства, для огневой поддержки дивизии поставить на прямую наводку часть артиллерии, в том числе часть орудий 46-й зенитно-артиллерийской дивизии РГК, подготовить как можио больше плотов.

Не успели мы переговорить с генералом Чистяковым, как позвонил командующий 43-й армией. По веселому тону юношески звонкого голоса генерала А. П. Белобородова я догадался: все в порядке. Действительно, оба наступавших корпуса его армии успешно преодолели Западную Двину на всем фронте между Вяжицей в Гнездиловичами.
Находившийся в районе форсирования начальник оперативного отдела штаба 43-й армии полковник В. В. Турантаев, сам слывший храбрым офицером, после возвращения на командный пункт армии с восторгом рассказывал об исключительно высоком боевом порыве всех бойцов и командиров, начавших переправу под ураганным огнем противника.
Он рассказал, что 179-я и 306-я стрелковые дивизии преодолели реку и захватили плацдарм в 13 километрах северо-восточное Бешенковичей.

Особо отличились бойцы разведывательной роты 306-й стрелковой дивизии под командованием капитана Гусева. Первой на противоположный берег переправилась группа бойцов под командованием Ладо Шириншаевича Давыдова. Разведчики стремительно высадились на берег и атаковали деревню Шарыпино, в которой расположился штаб немецкого полка. Уничтожив несколько десятков фашистов, воины организовали оборону, отбили все атаки немцев и обеспечили форсирование реки остальными силами разведроты и передовыми батальонами дивизии.

Успех войск генерала А. П. Белобородова очень обрадовал нас. Теперь между нашими войсками и 39-й армией соседнего фронта был лишь 10-километровый промежуток и оставалось только завязать мешок, в который попала витебская группировка фашистов.
Это была победа. В витебском котле оказалось свыше пяти дивизий и множество отдельных частей и подразделений 3-й немецкой танковой армии. Общее количество фашистских солдат, попавших в это пекло, по нашим подсчетам, составляло более 50 тысяч. К этому времени части 92-го стрелкового корпуса 43-й армии, ворвавшись в Витебск, очищали от врага северо-западную часть города.

Таким образом, семь из девяти стрелковых дивизий 43-й армии оказались втянутыми в бои с окруженной группировкой противника. А на внешнем фронте окружения на запад наступали только 306-я и 357-я стрелковые дивизии 1-го стрелкового корпуса во взаимодействии с подвижной группой армии (10-й и 39-й гвардейскими танковыми бригадами).

Было ясно, что дни витебской группировки гитлеровцев сочтены. У нее оставалось два выхода: или сдаться в плен, или обречь себя на полное уничтожение. Поэтому я приказал генералу Белобородову оставить для участия в ликвидации окруженных фашистских войск лишь часть соединений и частей армии, а главными силами развивать успех в направлении Лепеля. Представитель Ставки Маршал Советского Союза А. М. Василевский, одобрив это решение, потребовал вести наступление на запад главными силами ударной группировки фронта, не давать противнику использовать подходившие из глубины резервы для организации прочной обороны в полосе многочисленных озер и болотистых речушек на линии Полоцк, Лепель.

К концу 25 июня исход боев за Западную Двину окончательно определился. 6-я гвардейская армия не только удержала захваченный плацдарм, но и с вводом в сражение из второго эшелона части сил 2-го гвардейского стрелкового корпуса расширила его до 20 километров по фронту и до 10 километров в глубину. Был освобожден крупный населенный пункт на левом берегу Западной Двины — Бешенковичи.

Маршал Баграмян
Photo
Photo
25.06.2018
2 Photos - View album
Wait while more posts are being loaded