«ПРОФЕССИОНАЛИЗМ» НА КУПРИНСКОЙ ПРЕМИИ


Когда я узнал, что учредителем Международного литературного конкурса имени Александра Куприна-2016 выступает Союз писателей Республики Крым, то сразу решил участвовать в этом мероприятии. СПР ведь все делает профессионально, не допускает какую-либо несправедливость. Результаты конкурса меня возмутили до глубины души. Стихотворению Виталия Молчанова «Коктебельское» жюри присудило третье место, хотя в нем куча недостатков. Привожу для анализа текст.

На крыльях чайки зной качают зыбкий.
Под страхом раскалённой булавы
Мне штиль вернул зелёные улыбки
Морской, никем не скошенной травы,

В чьих дебрях распускаются медузы,
В чью благодать плывут стада бычков,
Спеша спастись от солнечной обузы,
И мошкарой клубится рой рачков –

Как Млечный путь они всю ночь мерцали,
Но ярок день, качают чайки зной.
Затиненные сваи на причале,
Где спит с утра рыбак невыездной,

А вместе с ним и невод в изголовье,
Засваенные бунгала в песке –
Вкушают сны... Лишь я мешаю с кровью
Мускат Массандры в грусти и тоске.

Под булаву подставиться не жалко,
Пусть солнце бьёт... Обратный свой билет
Зажму в руке и прокричу русалкам:
«Останусь жить с наядой средних лет,

На зависть вам, исчадья Посейдона!»
... Зелёной рябью щерится трава.
На постаменте в позе управдома
Стоит Волошин и молчит слова.


Все хорошо зарифмовано, присутствуют интересные образы, но….


«зной зыбкий».

Вряд ли зной может показаться зыбким, тем более южный. Это настоящее пекло, и тот, кто в нем окажется, забудет слова «зыбкий» или «неустойчивый».


«Под страхом раскалённой булавы
Мне штиль вернул зелёные улыбки»

Бессмыслица. Под страхом смерти или оружия возвращают не улыбки, а нечто более важное, материальное, – например, деньги, документы.


«Морской, никем не скошенной травы».

Банальность. Ребенок, и тот знает, что морскую траву не косят.


«В чью благодать плывут стада бычков,
Спеша спастись от солнечной обузы»

Бычки прячутся в траве не от солнца, а от хищных рыб.


«качают чайки зной».

Такое трудно представить. Как они смогут качнуть зной? Это ведь не маленькую ветку привести в движение, а нечто, похожее на катаклизм, – серьезную солнечную активность. Скорее чайки попадают от жары, чем зной качнется от их крыльев или лап.


«в грусти и тоске».

Это почти одно и то же, примерно как пламя и огонь. Такое впечатление, что автор не сумел выбрать что-то одно.


«Мускат Массандры».

На самом деле это вино называется «Муската белого Массандра».


«я мешаю с кровью Мускат».

Непонятно, зачем смешивать вино с кровью. Ну, не вампир же герой произведения!


«Под булаву подставиться не жалко».

Имеется в виду не оружие, поэтому существительное надо было закавычить.


«молчит слова».

Странное выражение. Если не говорят, то просто молчат. Последнее слово лишнее.


А вот мое произведение.

СВИДАНИЕ В КРЫМУ

Назначу во дворце тебе свиданье,
Потом пещеру скромно предложу.
Готовься: будет долгое скитанье,
Я многое, подруга, покажу.

Мы молча постоим у обелисков,
Туристам Севастополь очень рад.
Враги, конечно, подбирались близко,
Кто пулю получил, а кто – снаряд.

Загадочна Долина Привидений*,
Изменит краски мыс Хамелеон**.
Впитаешь массу всяких впечатлений,
Не отпуск будет, а чудесный сон!

Послушаем напевы водопада,
И чеховскую дачу посетим.
Мы будем вместе, большего не надо,
И вместе к звездам ярким полетим!


*Скопление скал неподалеку от Алушты, на западной части склона Южной гряды массива Демерджи.

**Мыс в районе Коктебеля.


Серьезных стилистических ошибок, нарушений логической связности в этом стихотворении нет. Метафоры, ритм, рифмы и эмоциональное воздействие в обеих работах примерно на одном уровне. Это дает основание считать стихотворение «Свидание в Крыму» даже более заслуживающим награды, чем «Коктебельское».

Все замечания я изложил в письме, которое отправил на электронную почту конкурса. Потребовал внести мое имя в список победителей. Прошла целая вечность, прежде чем мне дали адрес Валерия Басырова, члена жюри номинации «За лучшую поэму или стихотворение» (даже непонятно, кто там председатель жюри). Он ограничился тем, что поблагодарил меня за внимание к конкурсу. Вот такие вежливые и общительные люди сидели в профессиональном жюри, а если говорить серьезно, то это люди, которые даже не смогли мне возразить. Александр Куприн перевернулся бы в гробу, узнав, кого и за что награждают на премии, организованной в его честь.

Подобных конкурсов в социальных сетях, к сожалению, много, но, если не бороться с ними, то российская литература будет захламляться все больше и больше. Я призываю деятелей культуры контролировать сетевые литературные проекты, а спонсоров – больше никогда не поддерживать конкурсы, на которых творится безграмотное безобразие.







Post has attachment
Поговорили с писателем Андреем Дмитруком откуда Жуль Верн черпал вдохновение на свои технические предсказания.

ПАМЯТИ СОВРЕМЕННОЙ СЕТЕВОЙ ПОЭЗИИ

Весной 2016 года на мою электронную почту пришло письмо с приглашением поучаствовать в конкурсе поэтов «День кино». Мероприятие проходило на страничке Творческого Объединения Остров на сайте «Стихи.ру» (Белоозёрский творческий Союз): http://www.stihi.ru/2016/02/13/11231 при поддержке Администрации городского поселения Белоозёрский. Победителям, кроме дипломов лауреатов, обещали ценные призы и денежные премии, не говоря уже о бесплатных публикациях в Белоозёрской газете «Округа» . Особых требований к произведениям не навязывали. Я подготовил стихотворение на соответствующую тему и отправил его по указанному адресу.

Пятого июня, как и было объявлено, опубликовали результаты конкурса. Мою работу жюри проигнорировало, зато высоко оценило стихотворение Александра Тулинова "Памяти Шукшина", которое содержало разнообразные ошибки. Чтобы читателю было понятно, о чем речь, привожу произведение, занявшее первое место:

ПАМЯТИ ШУКШИНА

Недалеких дат глядят
цифры,
Словно замерли в стоп- кадр
титры.
А меж них- тире, скупой
прочерк:
Сколько сыгранных ролей
И написанных тобой
строчек!

Бия ленточкой течет
узкой,
Тракт моторами ревет
Чуйский.
От Алтая до Москвы-
рельсы.
Расписанья так просты,
Погляди же на часы.
Сверься.

И пойдет мужик простой
полем
Свежий воздух, да простор-
воля!
Возвращенные долги-
праздник!
Кто друзья, а кто- враги?
Слишком рано ты погиб,
Разин...

Сколько глаз в экран глядит!
Встреча...
Время, стой , не уходи
в вечность!
Ты проснись, не засыпай ,
совесть.
Допиши, перечитай,
Потихоньку пролистай
повесть.

Ветер дождь стряхнет с небес
редкий.
И поклонятся тебе
ветки.
Вспыхнул свет, погас экран.
Рядом
Гроздь пьянящих, как дурман,
Цвета крови свежих ран
ягод.


Почему эту работу следует считать слабой, несмотря на метафоры, классические приемы, однородность ритма, эмоциональное воздействие и актуальность?


Во-первых, несовершенен стиль.

"Словно замерли в стоп- кадр титры" – неправильное склонение. Замерли где? В стоп-кадре.

"От Алтая до Москвы- рельсы" – банальность. Даже школьник знает, что от Москвы до Алтая не только автотрассы проложены.

«Потихоньку пролистай» – лишняя строка. Если повесть читают, то уже понятно, что и листать приходится.


Во-вторых, есть замечание к рифме.

"ролей-тобой" – очень плохо звучит.


В третьих, нарушена логическая связность.

"Бия ленточкой течет узкой" – Бия – это крупная река на Алтае. Она никак не может быть "узкой ленточкой".


Теперь даю свое стихотворение:

МАГИЯ

Ах, магия кино!
Чарует всех давно.
На кнопочку нажми,
И целый день смотри!

Допустим, ты устал.
Любимый сериал
Живой воды нальет,
И тяжесть вся уйдет.

Как волк, подкралась грусть, –
И пасть раскроет пусть!
Найди хороший фильм, –
Сверкнет улыбка с ним!

Актерская игра,
И музыка слышна.
Где мастера кино,
Там в небеса окно!


Здесь можно увидеть то же самое: метафоры, классические приемы, однородность ритма, эмоциональное воздействие и актуальность. С той лишь разницей, что произведение более оптимистичное и кажется простым из-за небольшого размера строк. Недостатков логических или стилистических нет, рифмы в порядке. Если работе Тулинова присудили победу, то «Магия», по-моему, тем более заслуживает награду.

Изложив свои соображения в комментарии, я разместил его на одной из конкурсных страниц: https://www.stihi.ru/login/polemics.html?day=14&month=06&year=2016
Через некоторое время ответила член жюри Алина Серёгина: «Александр Рубис, жюри не обсуждает с участниками своих решений. Тем более в данном случае, на мой взгляд, даже обсуждать нечего». Вот так, – сухо, кратко и безапелляционно. Что тут «нечего обсуждать», непонятно, да и слишком уж удобна позиция жюри: принял решение, и иди себе домой, ни за что не отвечая.

Пришлось написать для любезной Алины письмецо: «Действительно, что здесь обсуждать? Алина, вы даже в комментарии пишете неправильно.
"Не обсуждает с участниками своих решений" – не обсуждают кого, что? Свои решения.
Кроме того, я не обсуждаю решение, а требую, чтобы жюри присудило первое место не только Тулинову, но и мне».

Поэтесса спряталась за гордым молчанием. Произведения других победителей я не читал, но внутренний голос подсказывает, что в них тоже достаточно дефектов. А ведь в жюри конкурса – люди, которые называют себя профессионалами, которые, наверно, не одну собаку съели в литературном ремесле. На всякий случай, перечислю этих специалистов:

Председатель жюри – Сергей Леонтьев, поэт, член Союза писателей Росии, Союза журналистов Москвы, руководитель творческого объединения «Остров», член оргкомитета фестиваля.
Члены жюри:
Алина Серёгина, поэт, соучредитель творческого объединения «Остров», член Союза журналистов России,
Андрей Жданов, поэт, член Союза писателей России, руководитель Белоозёрского творческого Союза.
Алёна Подобед – поэт, прозаик, переводчик, член Союза писателей России, администратор ЛИТО «Подворье» и блиц-клуба на литературном сайте «Литсовет»,
Марина Кабанова – поэт, член Союза писателей России, лауреат литературной премии им. Р. Рождественского.

Не правда ли, список выглядит солидным? И члены, и руководители, и поэты, и лауреаты. Тогда почему они позволяют себе работать, спустя рукава, во вред начинающим авторам и читательской аудитории, ведь она проглатывает все, что публикуется в последнее время? Между прочим, в программе этой белоозерской компании – приглашение людей на фестиваль, на час поэзии, где выступают все желающие. И все это происходит в Подмосковье. То есть такие «победители» читают свои стихи со сцены, их бесплатно публикуют в газете. Одним словом, кошмар.

Полезно ознакомиться и со строками из конкурсного Положения:

«Цель Конкурса
1. Показ богатства, красоты, чистоты и глубины русского языка.
2. Пропаганда русского языка как литературной, оценочной и нравственной основы русской цивилизации.
3. Выявление талантливых современных русскоязычных поэтов, представление их произведений читателям, издателям и литературоведам, привлечение внимания широкой общественности к современной поэзии».

Лично я особой красоты и глубины пока не нахожу. Пропаганда идет, но такой современной поэзии, которую лучше не восхвалять. На мой взгляд, беда российской литературы в том, что подобные сетевые конкурсы не контролируются настоящими профессионалами, писателями, например, членами СПР. Вот поэтому и получаем мы бестолковое поколение авторов и читателей, в которых отсутствует хороший литературный вкус.

                   САПОЖНИК ПРОТИВ АНОМАЛЬНОЙ ЗОНЫ
 
     В апреле текущего года я участвовал в литературном конкурсе «Фаншико-2016». О мероприятии объявили издательство «Шико-Севастополь» (г. Севастополь), Крымский республиканский Клуб Фантастов (г. Симферополь) и Крымский конвент «Фанданго» (г. Феодосия). Для поэтической номинации требовалось фантастическое стихотворение.
     Работу, разумеется, одну из лучших, отправил. В шорт-лист она не попала. Решив, что в списке – произведения авторов, у которых можно чему-то научиться, я прочитал первое попавшееся стихотворение – «Сапожник» автора Неамина. Удивлению моему не было предела: в нем обнаружилось в десять раз больше недостатков, чем в моей «Аномальной зоне».
     Написал об этом в комментарии на сайте «Фанданго», после чего на электронную почту пришло письмо от некого Валерия Гаевского:
 
     «Сапожник» звучит музыкально с точки зрения ритмики. О ломке музыкальности жюри укажет Неамине, если она примет участие в мастер-классе, и недочеты можно будет исправить. Достоинства стихотворения: оригинальность формы (верлибр); оригинальность рифм; наличие идейных тезы и антитезы, «сюрприза» для читателя; хорошо переданную атмосферу.
     Из недочетов вашего стихотворения «Аномальная зона». Простая констатация факта, мрачность произведения не компенсируется загадочностью атмосферы, нет «темного очарования», которое оправдывало бы пессимистичную тему произведения.
     В конце вы размышляете о причинах рождения аномальной зоны, но выдвигаете всего одну гипотезу: человек губил природу-мать. Жесткая метрика сыграла против стихотворения, лишив его оригинальности и придав «телеграфный» стиль поэтическим строчкам. Метафоричность отсутствует.    
     Претензии к рифмам: ассонанс «тюрьма-навсегда», «потому-живу», «земли-людьми».
     Язык изложения – «поток сознания», мысль движется хаотично, обрывочными фразами, лишенными объемности смысла. Четкий трехстопный ямб заставил вас оперировать бессвязными фразами и сентенциями (например, «На свете все сложней»). Неясно, чем грозит аномальная зона жертве, почему овраг – «сама судьба», почему не получится позвонить.
     Вы ограничились бессвязными намеками, в стихотворении нет зримой картины, образности. Вам не удалось увлечь и заставить сопереживать, осталось ощущение, что автор не нашел нужных слов. Из позитива:
Наверно, потому
Все время я одна.
Живу и не живу,
И в черта влюблена.
     Здесь появился намек на интригу и необычность мысли, хотелось бы ее развить…».
 
     Хорошо, хоть что-то позитивное нашел Валерий в моем произведении. Чтобы стало понятнее, привожу свое стихотворение:

АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА
 
Приветлив тихий лес,
Но это лишь тюрьма.
Останешься ты здесь,
Похоже, навсегда.
 
Не пробуй позвонить, –
Напрасные труды!
Возможно, будешь жить,
И даже без воды.
 
Куда же ты, глупец?
В овраг ведет тропа!
А спустишься, – конец,
Вокруг – сама судьба.
 
Не встретишь ты волков,
Услужливых друзей.
Страшись, но не врагов,
На свете все сложней!
 
Наверно, потому
Все время я одна.
Живу и не живу,
И в черта влюблена.
 
Откуда я взялась?
Возможно, из земли.
Сладка большая власть
Над жалкими людьми!
 
А может быть, ты сам
Меня и породил?
По дням и по часам
Природу мать губил.
 
     Это стихотворение, как считает Гаевский, мрачновато, но ведь для конкурса не требовались комедии. Тема серьезная, и относиться к ней нужно соответственно.
     Не хватает загадочности? Уже то, что зона размышляет и говорит, загадочно. Есть и другие загадки, они появляются в самом начале: «Приветлив тихий лес, но это лишь тюрьма» (напрашивается вопрос: почему приветливый лес – тюрьма?). В предложении «Не пробуй позвонить, – напрасные труды» – тоже интрига: почему нельзя позвонить, вызвать помощь? Зона предостерегает: «Куда же ты, глупец? В овраг ведет тропа». Опять вопрос: почему она это делает? Может, она иногда проявляет доброту, а может, ей нужна компания, поэтому ее не устраивает гибель жертвы.
     Валерий предполагает, что я назвал всего одну причину возникновения аномальной зоны, но это не совсем так: «Откуда я взялась? Возможно, из земли». Есть повод для размышлений: поскольку подземные процессы в основном геофизические, то зона могла появиться вследствие этих процессов. Однако для небольшого произведения вполне достаточно такой гипотезы: «А может быть, ты сам меня и породил? По дням и по часам природу мать губил».
     Гаевскому кажется, что мысль движется хаотично. Эпизоды, конечно, отличаются друг от друга, но все они крутятся вокруг человека, который попал в зону, так что связь и логика налицо.
     Жесткая метрика, считает Валерий, сыграла против стихотворения, но любой поэт знает: никогда ритм и размер не вредят произведению. И то, и другое придает ему напевность, динамичность, однородность. Все разрушают логические недоработки, отсутствие жизненных знаний, плохое художественное видение.
     Согласен, строка «На свете все сложней» не гениальна, но объяснима. Зона как бы говорит человеку: не думай, что все так просто, не волков бояться надо, а меня.
     Почему не получается позвонить? Рассмотрим строку: «Не пробуй позвонить, – напрасные труды!». Труды напрасные, – видимо, потому что нет сигнала, зона его блокирует.
     Валерий пишет, что непонятно, чем грозит аномальная зона. «Приветлив тихий лес, но это лишь тюрьма» – тюрьма грозит, чем угодно, это последнее место, разумеется, после кладбища, где хотел бы оказаться человек. Зона не говорит жертве о том, что ее ждет, потому что больше пугает неизвестность, чем приговор к расстрелу. Именно страх нужен зоне, которой «сладка большая власть над жалкими людьми».
     Не понравились Гаевскому намеки в произведении. Но если не будет намеков, то загадочность, о которой он твердит, будет не та.
     А теперь обращаюсь к стихотворению Неамины:
 
САПОЖНИК
 
Якуб – сапожник. Якуб живет в подвале,
десять ступенек от тротуара вниз.
Нежная кожа, мускулы как из стали,
карие очи – самый желанный приз.
 
Ходят девчонки к объекту их тайной страсти,
вроде по делу: набойки на каблуки.
С каждой из них, несомненно, приветлив мастер.
Но от любви его действия далеки.
 
Якуб спокоен, характером даже пресен,
дéвичьи прелести не вызывают жар.
В тёмном подвале по стенам сползает плесень,
и пауки по углам без конца кружат,
 
сыро и мрачно... Нашел бы уже получше.
Надо ж – такой мужик пропадает зря...
К вечеру Якуб прячет в кармане ключик
и обращается в крупного нетопыря:
 
узкие крылья, взгляд исподлобья страшен,
столько в нем злобы, что хватит на целый свет.
Резко взлетает, сливается с тенью башен,
серая молния: миг – и его уж нет.
 
Пересекает влёт городские стены,
небо легко в ладони его берёт.
Якуб-сапожник отчетливо помнит цену,
что заплатил за стремительный свой полёт.
 
Нежная кожа не любит лучей палящих,
в чёрных тонах незатейливый гардероб,
в тёмном углу подвала хранится ящик,
по очертаньям похожий на длинный гроб,
 
пульса не слышно, дыхания не заметно,
гибкие пальцы холодные, словно лёд...
Но ежедневно – от сумерек до рассвета –
горькое счастье: свободный ночной полёт.
 
     Гаевский утверждает, что произведение звучит музыкально, однако на этой музыкальности спотыкаешься на каждом шагу: то лишний слог, то ударение не там.
 
Якуб – сапожник. Якуб живет в подвале, – 12 слогов
десять ступенек от тротуара вниз. – 11
Нежная кожа, мускулы как из стали, – 12
карие очи – самый желанный приз. – 11
 
Ходят девчонки к объекту их тайной страсти, – 13
вроде по делу: набойки на каблуки.  – 12
С каждой из них, несомненно, приветлив мастер. – 13
Но от любви его действия далеки. – 12
 
     Сразу бросается в глаза смена размера. Это уже не стройная система.
 
сыро и мрачно... Нашел бы уже получше.  – 13
Надо ж – такой мужик пропадает зря... – 11
К вечеру Якуб прячет в кармане ключик 12
и обращается в крупного нетопыря: 13
 
     В этой строфе – явное нарушение размера. Где 13 слогов, где 12, где 11.
 
узкие крылья, взгляд исподлобья страшен, – 12
столько в нем злобы, что хватит на целый свет. – 12
Резко взлетает, сливается с тенью башен, – 13
серая молния: миг – и его уж нет. – 13
 
     Думаю, достаточно. Полный разнобой, ни о какой музыкальности речи быть не может.
 
Якуб – сапожник. Якуб живет в подвале,  – ритм: /– –/ – /– –/–/–
десять ступенек от тротуара вниз. /– –/– – – – /– –
Нежная кожа, мускулы как из стали, /– – /– /– –/– /–
карие очи – самый желанный приз. /– – /– /– –/– –
 
Ходят девчонки к объекту их тайной страсти, /– –/– – /– /– /–
вроде по делу: набойки на каблуки. /– – /– –/– – – –/
С каждой из них, несомненно, приветлив мастер. /– –/– –/– –/–/–
Но от любви его действия далеки. /– –/–//– – – –/
 
     Здесь нарушения ритма, которые заметны даже без раскладывания текста. Там, где нужны безударные гласные, стоят ударные, а там, где требуются ударные – стоят безударные.
     Именно ритм и размер придают напевность, музыкальность стихотворению. Валерий пытается уравновесить на чашах весов классический ямб и нетрадиционный верлибр, но это еще никому не удавалось. Если он допускает несоблюдение поэтической метрики, то почему тогда нужно придерживаться рифмовки? Откажемся заодно от нее, и все дела. А если автору надеяться на мастер-класс, то эту процедуру может проходить, кто угодно.
     Гаевский восхищается оригинальностью рифм, хотя за те же рифмы он ругал меня: «подвале-стали», «зря-нетопыря», «палящих-ящик», «гардероб-гроб», «лед-полет». А эти рифмы Неамины вообще недопустимы: «цену-стены», «жар-кружат», «получше-ключик».
     Далее позволю себе прокомментировать целый ряд смысловых ошибок в стихотворении этого автора.
 
«Якуб – сапожник. Якуб живет в подвале» – повтор слова «Якуб», что не похоже на художественный прием. Тавтология не приветствуется не только в поэзии, но и вообще в литературе.
 
«мускулы как из стали» – Якуб-человек  – сапожник, а не воин или грузчик. Для такого ремесла не требуются большие физические усилия. Откуда у него стальные мускулы? Даже если допустить, что он вампир, все равно неувязка: вампиры – далеко не Гераклы, их сила чисто мистическая. Кроме того, в подвалах обычно холодно, сапожник работает в одежде с длинным рукавом, поэтому девушки не могли увидеть его мускулы.
 
«Ходят девчонки к объекту их тайной страсти» – местоимение «их» здесь неприменимо: ходят к объекту СВОЕЙ тайной страсти.
 
«Девчонки» – обращение к девушкам не соответствует времени. Во времена башен и городских стен их называли барышнями, девками, девицами, в зависимости от социального положения.
 
«Якуб спокоен, характером даже пресен» – пресный – значит, неинтересный, скучный. Вряд ли такой парень понравился бы девушкам, даже если у него фигура Шварцнеггера и лицо Тома Круза. Если добавить сюда темный подвал с пауками и плесенью, то девушки точно не воспылали бы никакими чувствами.
 
«сыро и мрачно... Нашел бы уже получше.» – говорится о подвале. Явно пропущено слово: нашел бы получше ПОДВАЛ или КОМНАТУ.
 
«К вечеру Якуб прячет в кармане ключик
и обращается в крупного нетопыря» – непонятно, что происходит с одеждой, в кармане которой остался ключик. То ли осталась на нетопыре, что довольно сомнительно, поскольку физиология тела изменилась, то ли была снята. Если она снята, то получается, что подвал не заперт, ведь ключ – в кармане. А в мастерскую могут забраться воры, прихватить, например, инструмент, отремонтированную обувь.
 
«небо легко в ладони его берёт» – не думаю, что даже небо может взять в ладони злобное чудовище, летящее, как молния. Это не воробей и не бабочка.
 
«Якуб-сапожник отчетливо помнит цену,
что заплатил за стремительный свой полёт.» – поставлена точка, никаких объяснений, какая заплачена цена. Остальные сведения выглядят как описание внешности, то есть не продолжают мысль о цене. Более того, ОДИН полет – слишком маленькая компенсация за физиологическую ненормальность.
 
«Нежная кожа не любит лучей палящих» – это не означает, что сапожник – вампир. Существует, сколько угодно, людей, боящихся солнца.
 
«в тёмном углу подвала хранится ящик,
по очертаньям похожий на длинный гроб» – после этого становится непонятно, кто же такой Якоб. Если он вампир, то должен спать в гробу, а не в ящике. А если сапожник – нетопырь, то гроб ему не нужен: летучие мыши спят, вися вниз головой в пещерах или на чердаках. И вообще, откуда у сапожника способность превращаться, Бог знает, в кого? Что, дедушка у него был вампиром или нетопырем? А может, Якоб – мутация, человек, рожденный в Припяти? Одни вопросы, но нет ответов.
 
«пульса не слышно, дыхания не заметно» – пульс чувствуют, а не слышат, а дыхание будет заметным, только если сапожник затащит одну из бедных девушек в постель.
 
     Думаю, теперь заметна разница между «Сапожником» и «Аномальной зоной». Она явно не в пользу Неамины. Изложив в письме все эти соображения, я отправил его Гаевскому и потребовал внести меня в список финалистов. Валерий сослался на ответ председателя жюри Юрия Иванова: вы, мол, ничего не доказали, и вообще спорить с профессиональным жюри бесполезно.
     Бесполезно? Значит, меня Иванов профессионалом не считает. Наверно, он думает, что непрофессионал не способен заметить потрясающее количество недостатков в стихотворении Неамины «Сапожник». А мне вот кажется, что обнаружить их не так уж трудно. Даже не зная принципов стихосложения, можно прислушаться к простой логике, и тогда обязательно всплывет то, что по какой-то причине пропустили, составляя шорт-лист, редакторы, писатели и т.п.
     Кстати, напрашивается вопрос: а сколько еще «сапожников» заняло почетные места финалистов? И, кто знает, какие «шедевры» найдутся, если покопаться в произведениях прозаической номинации? Но, по-моему, достаточно того, что я увидел.
 
 
 
 
 

Post has attachment
 
 
Внимание: человека  творение  происходит  через  постепенное  образование.
Человек  и  ничтожны   всё  род  божий.
Человек  и  в  теле духом  живёт на  самом деле.
Внемли - человек  из  земли.
 
Душа  не  молчала - правящее духовное  начало.
Ум, друзь  , чувствам  судья.
Судит  обо  всём, кум, душа  и  её  ум.
Мысли  маем, за  действительность  принимаем.
Ошибаться  спеши  в представлении души.
относим  к  душе  мышление, познание, ощущения, и  сомнения.
Душа, дочка, всякого  познания исходная точка, повод к  заблуждению.
Со смирной, алоэм и корицей в спальню спеши и её надуши.
Не нанеси  душе  вред - она  непосредственного сознания предмет.
 
 
 
Знание полезней - смерть высшая  из  болезней.
Духа  дело  чрез  тело.
Сомнение образуется, Тем  сила  мысли   мобилизуется.
Мысль и  моя в  основе  бытия.
 
Мышление - внутреннее духа  говорение.
Хотение  в  свободе  решения.
Духу внемлите , упражнением употребляйте.
Воли  трепет тело лепит.
Пиши - тело есть  функция  души. Биполярное тело\+,-\его дело.
 
Эмоции - наши  лоции.
Воля , бывает , и пульс  меняет.
Ему  никто  не  рад "змеиный" взгляд.
С ним  не  балуй у  него смертельный  поцелуй.
Идёт, крича, тело духа  свеча.
 
Всё  говорит, что  в  нём дух  горит.
Тела  муки от  страданий, пресыщения  и  скуки.
В том  дело, что  пища  духа есть тело.
Мнение. Чувство - материал  суждения.
Часто бывает, что  факт  смысл  не  раскрывает.

Позиция  мила  - в  единстве  сила.
Внук спросил: "Взаимодействие или  борьба  сил".
Борьба  вскоре  вред  воли.
Вражде  укрощение, а  нам согласие, любовь и прощение.
Обязанность  есть и  была: слова, мысли  и дела.

Они  не вынесли  нетерпимость  в  мысли.
Для  друга - бойся  порабощения духа.
Борьба, друг, тренирует  дух.
Внимание к  созерцанию.
Произвольное  внимание  от  сознания.
 
Наука и  вера – подруги, Лера.
Раздражение  внешнее только  вешнее.
Внушение есть внешнее  раздражение.
До пота  работа.
Мнение - сознание души изменение.


Нам  мила  самосознания высшая духовная  сила.
Мысли  и  чувства, друг  мой, руководят  душой.
Чувства, дочки, чувств  очки.
Ищущий тот  всегда  найдёт.
Стучащим, братцы,  двери отворяться.
Мысли  имей-ка  мудрый  змей.
 
Не злодей. Остерегись  людей.
Кому  неймётся,  тот не  спасётся.
Болевший  спасется, претерпевший.
Идите  смело на  гибель тела.
Христу  внемляй , семью разделяй.
Луша, за Христа теряй душу.
В раздел влюблённый, не устоит разделённый.
Сдаётся,  древо  по плодам  познаётся.
 
Неспроста  от избытка  сердца  говорят уста.
У нас  внове грех празднословия.
От дара млеет кто имеет.
Не имеющему  оно не будет дано.
Без корня  охнет и  засохнет.
Богатство отягчает. Божье слово заглушат.
Бранных помыслом явления: прилог , страсть, сочетание,
пленение, и сосложение.
Святоотеческое чтение даёт смирение.
Привычки грехам отмычки.
Фотий не угождай плоти.
Беда и покаяния к Богу деяния.
Ярость кум отключает ум.
Безгневие Ева от смирения древа.
Господен страх и грехов крах.
 
Слёзы не смех - очищают грех.
Не ищи Фаддей чести и славы от людей.
Сознание вскорости порождение совести.
Совесть воители - слово и обличие Ангела хранителя.
 
В псалмах поётся -Ангел нам при рождении даётся.
Глубина догматов едина и неисследима.
Имея и одну страсть не касайся богословия ,Насть.
Душа отдельно взята ,  за всех виновата.
Наш грех за всех.
Уединённые крепости падут без ангельской крепости.
Нафанаил сам себе бесом был.
Закрой Пруст для бесед дверь уст.
Порой немой нищий в унынии многолюдства ищет.
Плач трусости палач.
Научи кум истинно молиться ум.
В безмолвие вовлечённые слышат глаголы неизречённые.
Усердие, Анания,  рождается из сознания.
Дело, Эдит, память хранит.
 
Он вещает, что Бог познанием просвещается.
Мудрости познания - к страстям воздержания.
Бесстрастие запиши - воскрешение души.
Бесстрастие дети -навык к добродетелям.
Учу - вера подобно лучу.
Надежда эта подобна свету.
Вера, он говорит, созидает и творит.
 
Надежду Тая Бог ограждает.
Любовь, Есения - источник веры, бездна терпения, море смирения и души упоение.
Безмолвие, люди, неискушённых губит.
Язык, Пров,  расточитель трудов.
Бесчестие накой? Душе покой.
Пропал, Сень,  без укоризны день.
Терпи бесчестие, Света,  и сетуй.
Безгневие брат есть желание досад.
Вове - слабость в празднословии.
Пресыщение причина падения.
С ближним мирись и смирись.
Чувства и у Насти родят страсти.
Photo

Post has attachment
Говорят, кто много отдает - много получает. Однако всегда ли хорошее?

Рассказ ‪#‎Избранный‬ Сергея Стасенко уже в блогах!

"...— Здравствуй, приятель!

На тротуаре сидел бомж. Он копался в грязной тележке. На голове рэперская шапка. Под тяжелыми ботинками чернокожего хрустела осенняя листва.

Бомж обернулся на оклик, натягивая на шею воротник старого пальто.

— Здравствуй! — бомж растерялся. — Это ты мне?.."

http://kazberova.com/scena/499-rasskaz-izbrannyy.html

http://sergey-stasenko.livejournal.com/35880.html

http://www.proza.ru/2015/12/28/2292

*

По вопросам написания сценариев, пьес, рассказов и других публикаций обращайтесь: 

+380975350573

sergey_stasenko@i.ua

https://www.facebook.com/sergey.stasenko.3

#стасенко #писатель #умныйпряник #умный_пряник #блогер #блоггер #сценарист #сценарий #литература #статьи #статья #рассказ #рассказы
#матрица #киануривз #киану_ривз #актер #кино #голливуд

Post has attachment
#‎Метод‬ уже в блогах Сергея Стасенко!

"...Дочь старшего советника юстиции с необычным именем Есеня Стеклова оканчивает юридический с твердым намерением работать следователем. Причина — мать в детстве убили, а отец убийцу не нашел. Справедливость должна восторжествовать. Однако бежать из Москвы в регионы и, как говорят в народе, целину поднимать без толку. На выпускной вечеринке Есеня видит, как зверски убивают ее подругу. На месте оказывается загадочный неприглядный тип Родион Меглин, который вычисляет убийцу за пять минут. Герой Александра Цекало решил поглядеть, что станет с девочкой, если ей шею стянет «чудо-механизмом» в виде ожерелья. Есеня решается пойти стажироваться к Меглину, однако персонаж окутан тайной, так как давно никого к себе не подпускает, на стажировку не берет, да и телефона мобильного не имеет. Отец Есени против. Но девчонка упертая и случайно попадает в глаз к психу-следователю, которого играет сам Хабенский. С этого и начинается путь становления соплячки-выпускницы в следователя, видящего картину преступления с первого взгляда. Этому учит Меглин..."

http://sergey-stasenko.livejournal.com/33491.html

http://kazberova.com/scena/477-otzyv-na-serial-metod-dmitriya-bykova.html

http://www.proza.ru/2015/11/30/1093

‪#‎стасенко‬ ‪#‎писатель‬ ‪#‎умныйпряник‬ ‪#‎умный_пряник‬ ‪#‎блогер‬ ‪#‎блоггер‬ ‪#‎сценарист‬ ‪#‎сценарий‬ ‪#‎литература‬ ‪#‎статьи‬ ‪#‎статья‬ ‪#‎рассказ‬ ‪#‎рассказы‬ ‪#‎видеорассказ‬ ‪#‎видео_рассказ‬ ‪#‎отзыв‬ ‪#‎сериал‬ ‪#‎кино‬ ‪#‎фильм‬

Post has attachment
Может ли человек прожить без друзей? Скорее всего, да. Но не с кем будет поделиться счастьем, не с кем будет разделить свое горе, не от кого будет ждать помощи. Может человек прожить без врагов?

Post has attachment
Потребность к написанию.

  Это произошло 15 декабря 2012 года. Мне исполнился 21 год. Пасмурный, дождливый и в целом паршивый день сменился таким же слякотным вечером, одно радовало: за пеленой сумрака не было видно пелены дождя. В доме тишина, лишь изредка бесшумие разбавлялось приятным щелкающим звуком обугливающихся в печке дров. Покачивается медленно кресло, лампа издает теплый, усыпляющий свет, кот спокойно мурлычит, извиваясь своим пушистым телом вокруг моих ног. Обстановка располагала только к одному - к чтению. Но я не взял в руки книгу; в ящике на чердаке я обнаружил свои старые школьные тетради по русскому языку и литературе - их я и начал читать.
  Сочинения, вот что привлекло моё внимание. Я читал свои же мысли, только мысли эти были шестилетней давности. Я несколько раз перечитал сочинение о том, "что такое жизнь", которое написал в 8 классе. Признаться честно, писал я очень ужасно, я имею в виду не только почерк (уже он отнимал у учителя русского языка все желание читать мое сочинение), но и само мыслеизложение. Какие-то нелогичные умозаключения, бессмысленные связи предложений, неуместные сравнения и метафоры, противоречия самому себе. Неужели я так мог писать? Читать эти тетради спустя много лет было забавно и интересно, но интереснее всего мне стало от такой идеи: а как бы я сейчас написал сочинение, допустим, на ту же самую тему про жизнь. На весь вечер и на всю ночь я вновь окунулся в атмосферу нашего кабинета русского и литературы: склонился над партой, в руке ручка, лист тетради обретает постепенно свое расписанное лицо, никто не списывает, потому что в классе никого - я один. На часах было уже половина первого ночи. Творческий процесс настолько увлек меня, что я решил дать каждому сочинению в моих тетрадях новую жизнь: писал на те же темы, писал о том, что шесть лет назад нам задавал преподаватель; при этом я почувствовал некую свободу в своих действиях и рассуждениях, видимо, осознавал, что на проверку Вере Павловне тетрадь сдавать не нужно будет. Закончил утром. Не спал. И не хотел. Хотел писать дальше... И писал, писал, писал...

Добро пожаловать на мой сайт!

Post has attachment
То ли для некой популярности, то ли для обычного информирования людей, то ли для просвещения затуманенных умов, но иногда мне случалось обращаться в редакции различных газет с просьбой опубликовать ту или иную мою статью. Приятен тот факт, что любая моя подобная просьба удовлетворялась и, более того, с недавних пор прошу уже не я, а меня просят написать статейку на какую-нибудь животрепещущую тематику.

 Предоставляя редакциям свои текстовые материалы, я понимал, что оригинальность моей статьи или рассказа претерпит изменения, обретет, в некоторой степени, новую жизнь. Но я и представить себе не мог, что найдутся такие редакторы, которые не только тело и фигуру работы испортят, но и во внутренностях публикации покопашатся. После того, как к моей статей приложились руки и мысли таких вот горе-редакторов, читать, казалось бы, изначально написанное мною творение было затруднительно, по крайней мере, мне. Редакционные мыслеисказители полностью перераспределяли смысловую нагрузку моей статьи, переиначивали сюжет, изменяли мораль, попросту меняли язык самого изложения, вставляя меня в некоторых случаях в самом плохом свете. После своего вмешательства вышеописанный тип редакторов с уверенностью заявлял мне: «Статья стала намного лучше по сравнению с вашим сырым оригиналом!».

  Конечно, внесение изменений в потенциально публикуемый материал редактором газеты можно списать на так называемую редакционную политику, но когда изменения настолько кардинальны, что первоначальная мысль статьи теряется, то становится очевидным – что-то не так с тем, кто изменяет. У редакторов имеется своя голова на плечах, этого, кстати, не следует им забывать, а в этих головах имеются уже сформировавшиеся за многие годы мировоззренческие принципы; вот он и начинает трансформировать предложенную мною работу под свой выработанный стиль. И ведь не только я, а точнее, написанное мною, страдает от рук редактора, все статьи авторов печатного издания приобретают стандартизованный, а значит, скучный, серый, неинтересный вид. Получается что авторов-то много, а создается впечатление, что читаешь статьи одного и того же человека.

  Бывают случаи, когда молодые, начинающие писатели и журналисты приносят в какие-либо печатные СМИ свои, действительно, непроработанные, слабенькие, плохонькие статейки, которые нуждаются в профессиональном редакторском вмешательстве. Редактор для того и нужен, чтобы где-то доработать, где-то немного исправить, что-то убрать, возможно, орфографию и пунктуацию поправить, но ни в коем случае, не испортить, не навредить, не исказить. Ведь не может он знать, что конкретно имел в виду автор, какой смысл он внес в ту или иную фразу, что подразумевал под этим словом. При возникновении затруднений порядочный редактор обратится к автору материала и обсудит с ним проблемные места, мне кажется, именно так должны складываться взаимоотношения между приличной, и не только, газетой и начинающим, и не только, публицистом.

  Что касается меня, то я, впервые столкнувшись с подобной ситуацией, когда статью раскурочили до неузнаваемости, как не странно, продолжил сотрудничество с газетой, продолжил отправлять материалы, иногда работы публиковались даже без моего ведома. Исправлений было достаточно, но я не расстраивался (в другой, более популярной газете, мои статьи и рассказы публиковались с минимальным количеством изменений), я сравнивал оригинал с отредактированной версией, с версией, которую редактор упрямо и горделиво называл лучшей. Задаюсь вновь вопросом: «Почему я не прекратил писать для «этой газеты»?». И вновь выбираю из ответов, которые неподвижно ожидают меня в начале этого изложения.

Читайте по ссылке ниже >>>
Wait while more posts are being loaded