Profile cover photo
Profile photo
Сергей Павлов
ОТДЫХАЙТЕ те, кто меня уже похоронил!
ОТДЫХАЙТЕ те, кто меня уже похоронил!
About
Posts

Post has attachment
Юмористическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Губит людей не пиво...”.
С чего начинал в алкоголе, к тому, в итоге, и пришёл: после автокатастрофы и водки (Вовчика) теряется возможность безаварийно ходить и членораздельно говорить, поэтому для поднятия настроения и утоления жажды пью только пиво (на праздниках вино или шампанское). Благо, сейчас пиво (Павлик) уже не то, какое было во времена нашей юности, за которым мы ходили с вёдрами. Но обо всём по-порядку.
В компании я попробовал пиво в 6-м классе после похорон нашей классной. Тогда десятку одноклассников было весело от 2-х бутылок Жигулёвского на всех. Светка Перминова наливала и по 5 капель водки из запасов отца, но я был спортсменов, поэтому ограничился мизером пива. Но та мёртвая учительница потом несколько раз приходила ко мне во сне. Основная наша пивная история началась в конце 80-х, когда мы учились в выпускном классе. Мы собирались с баллонами утром вместо чего-нибудь школьного и начинали кружить по городу в поисках разливного пива. А точка разливного пива крёстного Лёхи Алика возле моего дома появилась в начале 90-х, когда мы были уже студентами. Когда мои родители уезжали на выходные в деревню, мы брали 2 ведра (одно неэмалированное) и шли к Алику, с которым сдружился Макс. Каждый зачерпывал пиво прямо из вёдер, которые мгновенно опорожнялись. Но после пива мы не устраивали движух в отделениях милиций, бессознательно не калечили Безю, трагически не оплакивали своих кумиров и даже не показывали акробатических представлений моей маме. Виной тому, что пиво разбавляли водой.
Хотя в Ростове пиво разбавляли водой не так, как на Черноморском побережье от Новороссийска до Абхазии, где мы не могли опьянеть даже с учётом того, что брали с собой из дома канистры для пива (Рексы). Хотя в Дивноморске, судя по современным сообщениям наших подруг, мы пили и бутылочное: “А как у нас бабло в Радуге закончилось, зато весь балкон был забит стеклотарой, и мы сидели бутылки отмачивали от этикеток, чтобы сдать их в пункт приема. Ведь без этикетки за бутылку давали 50 копеек, а с ней - 30 копеек". В Адлере во времена нашей самой ранней юности мы выпивали в компаниях людей с пониженной социальной ответственностью (не по Путину), поэтому пришлось обратиться к друзьям, что они запомнили из того весёлого времени, что ещё не попало в мои юморески. Был у нас сосед, который каждое утро будил нас словами: “Ну, что по 5 капель!”, за что и получил погонялу 5 капель. Когда уже к Лёхе прилипла кличка Эректор (от Эрика Михайловича – “мы наплели этим подругам, что он очень любит, когда к нему официально обращаются Эрик Михайлович. Они весь вечер называли Лёху по имени отчеству, а он, ставший тормозить от принятой дозы ещё больше, не понимая подвоха, всё время отвечал им: "Безусловно''. Так Лёха на всё море стал Эректором Михайловичем“ (эректор - специальное приспособление, позволяющее ввести мужской половой член во влагалище при отсутствии эрекции), мы направили его под предлогом, что там Вадик, в общий душ, где мылась хозяйка домика, и он через ширму долго повествовал ей о восстановлении потенции (ему же не нравилось новое имя, а Вадик был одним из организаторов “нового имиджа” Лёхи). А Петыч как-то отлучился, и мы уже увидели, как его уже куда-то тащат два уголовника, с которыми, как оказалось, он собирался “сыграть в терц”, но не ботал по фени, поэтому они его быстро раскусили. Тогда компания бесшабашных студентов быстро объяснила, что они скорее окажутся в больнице, чем опять на зоне. Жаль, что Макс не засветился на той фотографии из Адлера, где он теряется от своей первой любви, со своими ластами и маской, благоразумно оставив их на соседней лавочке: тогда бы я точно написал об этом книгу.
Оставлю открытой эту юмореску, чтобы добавлять к ней абзацы, если кто ещё что-нибудь вспомнит.
Add a comment...

Post has attachment
Статья раздела Спорт сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Зидан тогда ещё пешком под стол ходил”.
Образно про так называемый “Финт Зидана”: мы с Зинедином одногодки. К тому, что, посмотрев наглядное пособие Улитки или Рулетки в Футбольном обозрении, делал этот финт ещё в глубоком детстве, так что неправильно его так называть, а качество исполнения субъективное понятие. Вообще, я прилично в детстве и юности играл футбол, но не хотел связывать своё будущее со спортом (ещё входил в юношескую сборную России по большому теннису, но в реале обыгрывал Кафельникова (Кафушу) только в карты): не жалею, что не стал спортсменом. Расскажу свою маленькую футбольную историю (про теннисную есть в другой статье), ведь я и с Лоськовым успел поиграть в одной команде.
Начинал я на Динамо у полного тренера Безрученко (мой друг Макс, который в детстве тоже был пухленьким, за сходство с этим тренером получил нарицательную кличку Безя). Вспоминаю схожесть своих ощущений от вида тела Макса, полетевшего на физкультуре, и огромной туши Бези, растянувшейся на дороге в результате неудачного пьяного забега за трамваем, в котором я уже сидел и фиксировал всё в памяти. Но это было для развлечения, так как рядом с футбольным полем находились теннисные корты, где моя игра была полупрофессиональной (с соревнованиями объездил пол-СССР). Но и Безя (не Макс) возил нашу команду в Волгоград на Мамаев курган. Потом весь наш двор, в котором мы перебили все окна мячом, отвели в футбольную секцию на Труде. Когда я хотел оттуда уйти, тренер Эдуард Грушман сказал, что отдаст свидетельство о рождении только родителям, и потом долго рассказывал отцу о моём блестящем будущем в футболе. К нам на корты частенько приходил приятель моего тренера Сан Саныча Завгороднего Александр Андрющенко, который в составе ростовского СКА стал обладателем Кубка СССР 81-го года (иногда играл с ним в теннис и даже в футбол). Приходил и автор победного гола финала того Кубка Сергей Андреев (случайно попал мячом ему в пах). Потом узнал, что они хотели меня порекомендовать в ростовский футбольный интернат, но отец и Саныч не захотели меня отдавать футбол. В интернат я всё же попал по рекомендации учителя этого заведения: наивно думал, профессионал должен заметить, чья бы ни была рекомендация. Вот тогда я и сыграл в мини-футбол с Лоськовым. Один из голов я забил в пустые ворота, чем вызвал усмешки команды: нужно было как-нибудь изъ..нуться. И мне не по-детски влепили бутсами в бедро, тренер меня не позвал, а сам я постеснялся подойти: на том я и решил завершить “футбольную карьеру”. Но футбол и сыграл роковую роль в моей карьере. Парень, который играл со мной за сборную факультета (я на первом курсе, он на 5-м), и рекомендовал меня на последнее место работы (играли мы в футбол и потом в разных местах). И на Ростов-Главный во время моих дежурств (в зале находилась моя рация).
Обидно, что после аварии стал плохо удерживать равновесие, и не смог доказать первому мужу сестры, что набивать мяч на голове я мог, сколь угодно долго. В юности на эту удочку поймался мой дядя тренер по теннису. Я поспорил с ним на круглую сумму, кто больше набьёт на голове теннисным мячом (я был асом в этом вопросе и мог это делать более 100 раз), но согласился дать ему сохранить лицо и карман, дав отыграться в нарды, в которые профессионально играли наши тренеры по теннису. Во дворе и на теннисе мы практиковали игры под расстрел (проигравшая команда поворачивалась спиной, а выигравшая била по ней мячом): может, поэтому я так научился играть в футбол.
Add a comment...

Post has attachment
Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Как железная дорога заживо похоронила своего начальника портовой станции”.
За 20 лет эмоции поутихли (черви сделали своё дело): просто расскажу суть случившегося со мной (пафосный заголовок для привлечения внимания к статье). Зимой 99-го начальник станции Азов через 20 минут после окончания дежурства ответственным заместителем начальника опорной станции Батайск на трассе по дороге в Азов не справился с управлением и врезался в дерево. Пока 3.5 месяца я был в коме, опорная станция успела выиграть 3 суда у правозащитников (кто бы мне дал служебную, итак, работал на птичьих правах, поэтому на своей машине), чтобы признать мою травму непроизводственной, тем самым уложив меня на собесовскую пенсию. В 1-м году ДС опорной Батайск со своими замами ещё приезжал ко мне на День рождения, чтобы посмотреть мне в глаза, захватив с собой пару килограмм мяса, но я тогда ещё не осознал весь масштаб их кидалова и рассчитывал вернуться на работу, а это мясо так и стало единственной помощью мне со стороны железной дороги.
С чего всё началось. Начальнику сортировочной станции (ДСу) Батайск Березюк потребовался молодой специалист по грузовой работе, и он обратился в мой институт (РИИЖТ). Наша Грузовая кафедра рекомендовала своего лучшего ученика. Сразу после получения красного диплома я стал работать на станции Батайск (июль 95-го). За 4 месяца я проработал на всех постах ПКО (Пункт коммерческого осмотра), на месте устранения коммерческих неисправностей вагонов (ПКМ), у грузового диспетчера грузового района, в ячейке розыска грузов, в товарной конторе, с начальником грузового района, на всех подъездных путях станции, бригадиром ПКО, и, наконец, начальником ПКО, где успел себя зарекомендовать с лучшей стороны. Я по жизни довольно крут, знал себе цену, и, когда в январе 97-го не согласился (довольно шумно), чтобы мою должность переименовывали из начальника опять в бригадиры, проработав 20 дней приёмщиком поездов (на руках был грудной ребёнок), уволился по-собственному. В 97-м я работал замом ДСа Заречная, и, когда стало ясно, что из-за реорганизации мою станции передадут в подчинение Батайска, мой начальник ушёл в отпуск, и я стал ДСом Заречная, приняв на себе все тяготы переподчинения. Березюк заранее начал командовать на моей станции, поэтому у нас состоялся нелицеприятный разговор, и сразу после присоединения я опять был уволен со станции Батайск. Когда меня брали на работу в Отделение дороги, мой будущий начальник включил громкую, чтобы я послушал, какую рекомендацию даёт мне Березюк: сапожники отдыхали. Но в Батайске остался мой приятель, заместитель по технической работе Витя Ручкин (потом был ДС Ростов-Западный), которому было необходимо, чтобы кто-то ещё включился в их сетку дежурств по уже опорной станции Батайск, поэтому он предложил мне попробовать опять место ДСа Заречная (я был начальником техотдела Ростов-Главный), но я сказал, что это для меня уже слишком мелко, вот Азов бы... И осенью 98-го я третий раз устроился на опорную станцию Батайск ДС Азова. Но с добровольно-принудительными дежурствами на горке ответственным по опорной станции Батайск.
“16.01.99 г. по дороге с дежурства в Батайске в Азов за рулём своей шестёрки, имея водительский стаж 4 месяца, ещё не подозревая о существовании зимней резины, ничего не нарушив (только идиот мог «гонять», имея такой мизерный водительский стаж), наш новый шофёр не справился с управлением и врезался в дерево. Он ничего не помнит (амнезия). Говорят, дорога была скользкой (пурга на мокром асфальте), а он отработал 17 часов (какой, на хер, пьяный?). В том месте, не сталкиваясь между собой, попали в аварии ещё 5 машин. Их водители вынули пристёгнутый труп из машины и вызвали по сотовому из Азова скорую и ГАИ. Тоже загадка, как им это удалось: когда потом машину продавали на запчасти, с неё даже не смогли снять чехлы (лепёшка). Скорая была на месте уже через 15 минут, а ГАИ сняло с тела права и рабочее удостоверение, приехала с ним на станцию, а там прямой телефон с домом. Родители были в Азове уже через час и увидели, как их сыночек лежит голый зимой в неотапливаемом помещении, но закопать его ещё не успели".
Думаю, будь я не в коме, смог бы доказать свою принадлежность к железной дороге (правозащитники придумали, что той ночью я ехал с ночной проверкой станции Азов, а стоило бы уточнить, что, вообще, моя подпись делала в журнале соседней станции: никаким приказом моя работа не регламентировалась). А теперь только хочу от неё ежегодных бесплатных билетов с сопровождающим (инвалид 1-й группы) в Адлер на 642-й поезд, куда езжу восстанавливаться. Платно, потому что в частный сектор (санатории на море мне не светят). В проходящие поезда могу не успевать садится. Хоть такой подарок отрасль может себе позволить своему начальнику портовой станции! Про мужское братство, когда один оказался в беде, я и не говорю, но я был в их команде. Так что в 1-м году День рождение совпал с похоронами: хорошо, что тогда я ещё не осознавал “торжественность” момента.
Add a comment...

Post has attachment
Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Разыскивается женщина из Азова”.
К которой я возвращался в январе 99-го по дороге с дежурства ответственным заместителем начальника опорной станции Батайск, когда на трассе не справился с управлением (пурга на мокром асфальте) и врезался в дерево, за малым не оказавшись в больничном морге, прекрасный вид на который открывался у Оксаны из окна. После аварии я её видел только на фотографии (Оксана рыженькая на втором плане), которую достал брат. Все эмоции за 20 лет уже сошли: просто хочу узнать, как у неё сложилась жизнь, и что у нас тогда было.
Когда в 99-м меня принесли на носилках домой и у меня ещё была амнезия, брат привозил ко мне моего приятеля, бухгалтера из банка на Привокзальной площади города Азов, со своей девушкой Наташей (на фото она на переднем плане), которая была подругой Оксаны (так вчетвером и зажигали). Но тогда, зная, что они знакомые, ещё не вспомнил, откуда я их знаю. Алексей сказал, что они не взяли с собой Оксану, хотя она и мылилась: может и к лучшему – не узнал бы свою текущую женщину. И у меня тогда была булимия: больше интересовал подаренный йогурт, который я уничтожил в их присутствии. Постепенно память почти вся восстановилась: изначально в ней стирался полугодичный период до аварии, то есть вся работа в Азове. Но не вспомнил близость с Оксаной. В 2000-м на свадьбе брата, на которой был со своей медсестричкой, видел одного Лёшу, но потом он сгинул в небытие (не от меня), поэтому та ниточка, разыскать Оксану, пропала.
Осенью 98-го студентка получала у меня на станции контейнер с домашними вещами и подписывала документы в моём огромном кабинете. На следующий день нашлись общие знакомые, и мы вчетвером оказались в баре. После него ночью я свозил Оксану на Азовское море и остался у неё на ночь. Помню только, как мы с трудом нашли дорогу к ней во двор, а утром на баке машины я не обнаружил крышки (ночью заправлялся). Думаю, что до утра мы не в шахматы играли. Ещё помню её День рождение 5-го или 6-го января, куда собрались её однокурсники, и я всё ждал, когда мы останемся наедине. А до этого выбирал подарок в ювелирном.
В 99-м Оксана жила в Азове по адресу Степана Разина 9 (квартиру не помню, дом отложился в памяти визуально, остальное посмотрел по карте). Она была студенткой какого-то филиала ВУЗа в Азове (возможно, РИНХа), то есть, где-то 79-82 года рождения. Переехала из Норильска, где убили её отца. Конечно, я мог бы попросить друзей свозить меня к ней, но была бы она рада такому подарку из прошлого, а в соцсетях не смог её найти (не помню фамилии). Да и, приехал бы не на лихом коне: я пока нахожусь в процессе восстановления. А некоторые новые мужья моих бывших женщин поздравляют меня с днём инвалида, поэтому есть определённое неудобство в этом вопросе, хотя мои друзья меня бы не дали в обиду. С удовольствием пообщался бы с Оксаной виртуально.
Add a comment...

Post has attachment
Статья раздела ЛФК сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Уверен, что сниму посмертную первую группу”.
Хотя неправильно так говорить (такой заголовок, чтобы дать понять, что даже с пожизненной группой инвалидности рано ставить на себе крест), нужно: я буду здоровым, несмотря ни на что! 20 лет назад я находился на самом жизненном взлёте: в 25 лет стал начальником железнодорожной портовой станции, уже имел маленькую дочку и блестящие карьерные перспективы, но по дороге с дежурства ответственным заместителем по опорной станции из соседнего города за рулём своей “шестёрки” (99-й год) в ужасную погоду (пурга на мокром асфальте) на трассе не справился с управлением и врезался в дерево, получив “смертельную” черепно-мозговую травму.
Сначала моя уверенность основывалась и на том, что во время моих 20-ти лёжек в больницах (до 7-го года) ни разу не встречал больных с таким страшным диагнозом, как у меня: “Посттравматическая энцефалопатия с тетрапарезом и гиперкинетическим подкорковым синдромом, синдромом вестибулопати, с выраженным нарушением функции движения, бульбарным синдромом. Слабость и значительно выраженные гиперкинезы во всех конечностях, нарушение координации движения, речевые затруднения и умеренно выраженные затруднения при глотании”, а именно: неумение ходить, говорить, автоматически глотать слюну, завязывать шнурки и тремор левой руки (левая сторона почти не работает). Но потом понял, что больным с такими диагнозами больницы уже, как мёртвому припарки, поэтому там и не мог их встретить. С 2007-го года прекратил своё пребывание в больницах, а с 2011-го – и в санаториях, решил в очередной раз сам себя делать с нуля.
6 лет занятий с логопедом мало что дали при моём поражении мозга, но с близкие меня понимают, как и быстро привыкают к моей речи и новые женщины. Речь восстановится, когда в мозге здоровые клетки прорастут в обход поражённых (рассосутся рубцы на мозге, оставшиеся от сплошной гематомы: кровью был пропитан весь ствол мозга). А этот процесс ускоряет лечебная физкультура (ЛФК), которую я ежедневно делаю вот уже 20 лет. Разбился я в 26 лет, имея крепкий иммунитет и будучи спортсменом по жизни (даже входил в юношескую сборную России по большому теннису: Кафельникова обыгрывал в карты), поэтому при такой травме я остался жив (моему другу одногруппник, который осмотрел меня, когда я был в коме, сказал: “Прости, но он обречён”) и имею хорошие начальные предпосылки к выздоровлению. Кроме того, я свято верю, что буду здоровым и ежедневно упорно работаю над этим.
Во дворе и прилегающих к нему улицам множество людей знают мужика, из года в год наматывающего километры с целью опять научиться ходить. Они могут подумать, что это бесполезный труд, но народ не знает или не помнит, с чего всё начиналось, каких успехов я достиг в этом процессе. Первый раз из отраслевой больницы санитары приволокли моё тело домой на носилках, чуть позже мама в городской больнице возила на процедуры и ЛФК мою тушку в инвалидной тележке. Потом за руку с ней я начал ходить во дворе, а через несколько лет стал выходить сам, чуть позже и на улицы. Самое главное, что я научился мягко падать (опускаться на руки), а потом и вставать на ноги (даже включил это упражнение в домашнюю ЛФК). Это обучение давалось мне большой кровью: если падал, то обязательно физиономией в асфальт. Но шрамы только сделали мужественнее лицо, взглянув в которое, делается не по себе всем отморозкам, планирующим напасть или поглумиться над мужиком в шортах и импортной алкоголичке в любую погоду. Да, я научился ходить с парализованной левой стороной и на большие расстояния.
Возникает вопрос, как дальше будет развиваться процесс моего восстановления! ЛФК и ходьба позволили моему организму подойти готовым к своему выздоровлению, необходимые навыки жизни освоил: теперь необходим какой-то решающий толчок, чтобы стать полностью здоровым. И я верю, что смогу одержать победу над болезнью. Только нужно ли будет снимать первую группу инвалидности: планирую заняться индивидуальной деятельностью, где прохождение медкомиссии необязательно. А железная дорога была первой, кто меня предал.
Add a comment...

Post has attachment
Юмористическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Сборы в “Кудексте”.
Наверно подколы свойственны в компаниях русских мужиков. И за каждым тянется какой-нибудь казус, начиная ещё с юности. Расскажу, с каким выражением или эпизодом ассоциируются у меня друзья. Лёха запомнился рассказом про сборы в “Кудексте”, тем, что как-то в споре посчитал одним лицом адвоката Якубовского и чудика из Поле чудес, как один раз побывал в шкуре Эрика Михайловича, когда общался под этим ником в непотребном состоянии с двумя подругами, и тем, что встречался со всей гаммой животного мира, а самой первой его женщиной была медсестра по кличке Лошадь из-за своеобразной манеры смеяться (ржать) при выдвинутой вперёд челюсти. Как-то с отцом они притащили тормоз от электрички или долгое время перед отправкой на дачу он находился в тамбуре перед входом в квартиру, что вынудило нас дать Лёхе ещё одну кличку в тему – Тормоз.
Макс ассоциируется, как постоянная случайная жертва наших “битв” с Андрюхой с отображением их на своём лице. Когда в школьном походе мы уславливались, как будем отзываться (Макс запомнил, что я собирался гавкать), он, по-моему, сказал, я буду хрюкать, за что и получил погонялу Бор (от боров): я как-то в юности договорился с мужем одной женщины, что она останется у меня на ночь, но так получилось, что я остался с мужем бухать, а Макс пошёл её провожать: так спустя 20 лет эта женщина вспомнила нашего друга “А это тот пухленький?” за то, что он рассказал всем, что видел, как она торгует арбузами. Именно из-за задержания Макса случился тот знаменитый штурм отделения милиции, когда его отпустили, а сели совсем другие (я был вдохновителем этого мероприятия). В юности Макс всегда зачем-то брал с собой на море маску и ласты, и только сейчас из соответствующей рекламы стало ясно, на что он надеялся: “Я всегда беру на юг полотенце, маску, ласты, (средство для импотентов), а что? А вдруг?”.
Андрюха запомнился организацией собачьих бегов, побоями бедного Макса и бурным платоническим романом с девушкой Лилей, когда я пенился на соседней кровати. Он ассоциируется и с крылатой фразой своей постоянной жертвы: “В то время, как Андрюха с рыбьими глазами лапал Лёлю с жд...” (это была подруга моей жены). Лёшик запомнился по очень многим эпизодам, а присвоению прозвища Эквилибрист поспособствовала моя мама, которая вспомнила, что он показывал ей акробатические этюды, прибывая в коматозном состоянии. К Вадику (царство ему небесное) навсегда прилип эпизод, когда он за столом оплакивал кончину солиста Металики Клифа Бертона. Жора запомнится со шрамами на лице: даже, когда я сидел в камере за организацию штурма отделения милиции, он сидел в соседней, потому что ему сильно разбили лицо при обороне того телевизора.
Судя по разговором друзей в моём присутствии, я (Палыч) ассоциируюсь, как зачинщик той атаки отделения на Юфимцева (искренне считал после посещения бара, что нарушена Конституция), походом в форме в другое отделение милиции, когда я не вспомнил для заявления, кто ударил меня в глаз, способностью превращать наши праздники в весёлые приключения, покупкой крутых кроссовок на стипендии всей группы (часть выдал, а большинство мужиков просто уже проиграли её мне в карты), подгонкой девушек в компанию (одна из моих кличек – Тёлыч) и донесением до народа наших похождений (некоторые сознательно утаиваю, чтобы никого не обидеть).
Add a comment...

Post has attachment
Статья раздела ЛФК сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Летний “отпуск” в восстановлении после ЧМТ”.
Идёт 20-й год моего восстановления после ЧМТ (разбился на машине по дороге с работы в ужасную погоду на трассе) и, конечно, никаких отпусков в моём напряжённом труде для восстановления здоровья не предусмотрено: просто необходимо чередовать ежедневную нагрузку с работой другого рода, чтобы не сойти с ума и от однообразия. Поэтому летом (когда ездил ещё с мамой и другими женщинами, то в начале сентября) всегда езжу плавать в спасательном жилете в Адлер. Уже уловил, что спустя такое время не стоит себя загонять заоблачными нагрузками, нужно просто делать специальную зарядку, много ходить по улицам и плавать, по-возможности, чтобы организм был готов к тому моменте, когда рубцы на мозге окончательно зарубцуются, то есть наступит окончательное выздоровление. Поездки на море благотворно влияют не только на физическое, но и психологическое состояние (смена обстановки), заряжают меня энергией на весь год, а Адлер для меня ещё и место, где прошло моё детство и начало бурной юности.
До 14-го года мы ездили с мамой (у меня 1-я группа инвалидности: я проблемно хожу и говорю) и различными женщинами (мама жила у родственников на горе), но потом приходилось искать себе компаньонку, чтобы вместе с ней съездить в Адлер. Конечно, в основном, я езжу на море со своими женщинами, но и с компаньонками до секса не дошло только один год, хотя и гарантировал неприкосновенность. В 90-е отдыхать со мной было очень продуктивно: "Как-то ночью я прилично вдатый приехал к своей любовнице: кролики отдыхали, а под утро проснулся с мыслью, что ночь проходит зря, и опять кролики отдыхали так, что этой жрице любви пришлось освежать мою память”, в 2000-е весело: “Ты спрашивал, как я смогла догадаться, что ты хочешь меня: глумишься!?”, а в 1-е уже солидно и заманчиво. Женщинам всегда нравилось со мной отдыхать.
Обидно, что основные затраты для поездки на море у бывшего начальника портовой станции, а ныне инвалида первой группы приходятся на приобретение железнодорожных билетов. Бесплатные билеты с сопровождением мне не светят, так как я еду восстанавливаться не в санаторий, а в частный сектор. “Родная отрасль” от меня полностью открестилась, когда выиграла три суда у правозащитников, чтобы признать мою травму непроизводственной (через 15 минут после окончания дежурства, но на своей машине). Хотя бы сделали мне бесплатные билеты в Адлер (и обратно) с сопровождением на 642 поезд (в проходящие могу не успевать садится)! В Ростове нас провожает мой друг Лёха, встречает сестра, а в Адлере это делают хозяева дома, квартирку в котором мы снимаем каждый год. Первые годы после аварии мы снимали жильё прямо в домах, которые стояли на пляже, и я выходил из подъезда уже в плавках, сам шёл до пляжа. Но через несколько лет комнаты в этих домах перестали сдавать, и наш дом стал находиться в полукилометре от пляжа, поэтому сил стало хватать только на один выход на море (летом и сильная жара, которую я стал плохо переносить). Но наша комната со сплитом, есть телевизор (если он плохо показывает, можно пойти, посмотреть у хозяев со спутниковой антенной), ин-т хорошо ловит, свой туалет напротив комнаты, кухня чуть дальше, душ на весь дом. Моей спутнице только нужно ходить в магазины, которые находятся совсем рядом, а потом нам элементарно готовить. Но вечерние развлечения возможны только в постели, так как после активного дня на море совсем не остаётся сил на выходы (Ленин в мавзолее отдыхает). Хотя один выход вечером на улицу для проведения фотосессии мы всё же делаем, хотя не каждый компаньон желает светиться со мной в кадре. В 18-м году Россия-Испания смотрели у родственников на горе с накрытой поляной и в шарфах сборной. С мамой регулярно ходили к ним в гости, если она не жила у них.
Не знаю, сколько лет ещё продлятся эти летние поездки в Адлер. Может, я выздоровею и новая жена утянет меня за границу, может, не найду компаньонку, а, может, и не будет денег, но пока езжу каждый год: процесс восстановления идёт своим чередом.
Add a comment...

Post has attachment
Статья раздела Спорт сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Багаж Бердыева уехал в Казань”.
Покоробил опрос одного СМИ, будете ли Вы болеть за ФК Ростов, когда уйдёт Бердыев? Не понятно: они считали, что за нашу команду болели только гламурные писюшки. Типа “Ты – просто космос, Стас”: мужик делает свою работу, и ему до фени восторги каких-то дамочек или метропидеров. Также существует клуб, за который ты болеешь, а его игроки и тренера, пусть и самые успешные – только винтики в истории команды. Когда они уходят, интерес к их делам пропадает, они становятся конкурентами ФК Ростов.
А Бердыев ещё и распустил команду своего созыва: некоторые (даже коренные ростовчане) ушли за ним в Рубин, а основных игроков купил газовый пузырь. У меня на Курбана обиды нет, я его понимаю, только теперь он стал чужим дядей Ростову, который может уводить наших игроков. Сначала я был против назначения Карпина, как выходца из “народной” спартахни, которая гадит (Тереза Мей отдыхает) в копилку коэффициентов УЕФА России, и тренера, ничего не сделавшего при таких бешеных бабках (в России) для родного клуба, а без федунского резерва опустившего ФК Армавир во вторую лигу. Но Валера смог поставить команде новую игру, сменив почти весь состав, и результат появился. Правда, в середине августа 13-го года мы тоже шли на первом месте, а закончили чемпионат на 7-м. но в том сезоне мы впервые взяли Кубок РФ и начали турнир, который завершили на 2-м месте, после чего был повержен ряд европейских грандов. Так что смотрю с оптимизмом на новую ростовскую команду. Тем более, столпы клуба Калачёв и Гацкан никуда не делись (даже отказали Бикеевичу). В Зените мало игроков, не прошедших школу Ростова, а, кто им не подходит, оказывается в казанском багаже Бердыева или доигрывает где-нибудь на мировых просторах. Что сейчас стало с Новосельцевым, который из ФК Ростов получил вызов в сборную, или чуть раньше с Дьяковым, который повёлся на столичную жизнь в Динамо! В бытность работы в Ростове считал Бердыева абсолютно лучшим тренером и опасался, что ему светит сборная, не думая, что Черчесов может составить конкуренцию, а оказалось совсем по-другому.
Черчесов и даже Карпин за короткое время смогли создать конкурентоспособные коллективы без “багажей от предыдущих наставников”. И Казань уже не кажется столь предпочтительнее Ростова (ещё и финал четырёх Лиги чемпионов в гандболе). Верю, что у всех сборных России и клубов Ростовской области (болею и за Чайку, хоть зять играет в новороссийском Черноморце) только начинается белая полоса.
Add a comment...

Post has attachment

Post has attachment
Публицистическая статья сайта ОТДЫХАЙТЕ! (http://отдыхайте.рф/) “Сходил на выборы с посмертной первой группой”.

После моего попадания в тяжелейшую автокатастрофу каждый поход на выборы является важной вехой в моей жизни, так как я занимаю активную жизненную позицию и не пропускаю этих мероприятий. Хотя и в 96-м перед выборами, когда я занял первый свой огромный кабинет на станции, бывший партком и засунул полное собрание сочинений Ленина в нижний шкафчик обратной стороной, жена начальника сказала мне: “Придут наши к власти мы сами тебя туда засунем!”. Сейчас удивительно слышать, что тогда победу Ельцина купили американцы: а, что нужно было голосовать за Зюганова, рискуя оказаться в шкафчике, если ты не разделяешь коммунистическую идеологию!
В 99-м, в год моей аварии, в результате которой мне присвоили посмертную первую группу инвалидности, я решил сходить с родителями на остановку от дома проголосовать на выборах, а на обратной пути меня парализовало от усталости, и родители с огромным трудом доволокли моё безжизненное тело до квартиры. Потом, когда мама уезжала в деревню, я платонически провёл одну ночь в постели с девушкой, чтобы утром сходить с ней на выборы. Один раз проголосовать свозила сестра, а предыдущий собирался идти с дочкой, но в подъезде встретили соседа, который нас туда свозил. А в 2018-м мама, которая почти не выходила из квартиры, вызвала на дом избирательную комиссию, заодно записав и меня для голосования на дому, чтобы не поднималась давления от волнения за меня, когда я сам туда пойду. Но она удивилась, когда для записи для голосования на дому к нам на 3-й этаж чудом поднялась бабулька, которая дышала на ладан. Она сказала, что второго неходячего записывать не нужно: когда придёт комиссия, смогут проголосовать все! Затем несколько раз звонили щеглихи и спрашивали маму по имени отчеству не представляясь. Так как к моей речи после аварии нужно привыкнуть, чтобы дойти до телефона, маме требовалось много затрат сил и времени, нам всё время по телефону пытаются втулить установку новых окон (узнал, что они уже кинули соседний подъезд), пытался выяснить, кто её спрашивает. В итоге, их очередное недовольство беседой со мной пришлось прервать ненормативной лексикой, которую все понимают даже в моём исполнении. Ещё молодой удод приносил приглашение на выборы, но мама отказалось их брать, так как вызвала комиссию на дом: в его журнале была только пометка “В помещении” – каком помещении! Чрезмерное усердие порой выливается в полнейшее равнодушие к поставленной задаче.
18.03 утром разбудил маму, чтобы она приготовила мне завтрак, начал готовиться идти на выборы, так как не особо верил в голосование на дому, но мама по телефону всё начала выяснять, и, в итоге, 3 человека с урной пришли на дом, но они сказали, что на меня заявки не было. Мама проголосовала, а дочка подвезла меня на угол перед избирательным участком и уехала к себе в универ (проголосовала вечером). Кроме проблем с речью, у меня частично парализована левая сторона, но я за много лет научился ходить и по улицам. Но сначала я поднялся по ступенькам без перил на эстакаду перед избирательным участком, опираясь на прилегающую стену (этого процесса больше всего боялась мама). В помещении встретились какие-то знакомые (меня-то знает весь район), которые помогли мне проголосовать и спустится с этой эстакады. А дальше знакомы путь домой, хоть в этом сезоне я ещё не ходил на такие большие расстояния. Так я возвращаюсь к обычной жизни: ещё осенью сам на такси ездил к зубному врачу.
Add a comment...
Wait while more posts are being loaded