Profile cover photo
Profile photo
Андроника Смелая
6 followers
6 followers
About
Posts

Post has attachment

Как РЕАЛЬНО привлечь желанного

Поклонники рока знают: в 1996 Юрий Шевчук и группа ДДТ выпустили альбом Любовь. Восьмое место занимает в нем песня с неброским названием Онанист. В альбомах почти что всех нас, как это известно поклонникам далеко не только лишь рока, занимает место что-то подобное. 
И в этом нет никакой беды, что вообще занимает. Кое какая беда есть в том, что у многих не на восьмом, как у Юрия, а на третьем или втором. А то так даже на первом. А то так и… на единственном. 
Последние страдают от одиночества. Конечно, если только они не фанаты сей песни. А почему страдают? Потому что не могут найти партнера. 
А почему не могут? А потому что забыты – о да, я все продолжаю петь на свою любимую тему – забыты древние нравы… 
Вот, скажем, желает сегодня юноша завести отношения со своей ровесницей. Юноша вполне пригожий и умный. И к отношениям… о-го-го, как способный! 
Но бегают от него ровесницы. Почему? Молод, говорят, слишком. Нет этакой в нём вот матёрой надежности, которая привлекает… Не серьезный какой-то он. Маленький совсем. 
Да, женщина созревает раньше. В средние века на Руси юношам разрешалось вступать в брак не раньше достижения возраста в 15 лет, девушкам же – в 12. Считался идеальным союз, когда мужчина постарше женщины лет на 5, а то так и на все 10. 
И что же делать в таком случае нашему маленькому? Ждать эти 5-10 лет, исполняя ту самую песню из альбома? Печально как-то… 
Древние на эту тему знали секрет. Впрочем, ЭТОТ секрет был известен и не таким уж даже и древним. А именно: юноша, пока поддерживает отношения с дамой не особенно юной… как-то вот намагничивается от нее матеростью. 
И это не удивительно, я сказала бы. Ведь эфирное тело являет собой магнит – смотрите мои прошлые записи. А от эфирного тела намагничивается и астральное, то бишь душевное. 
И вот у намагниченного нашего появляется шанс: пока поддерживает он отношения с женщинами старше его по возрасту – он делается желанен своим ровесницам. 
Не может быть? Это мистика? А – проверьте. 
Серьезно. Я буду рада если проверит кто и поделится впечатлениями. (Надеюсь на добросовестность. А то ведь навыдумывать можно всякое. В обе стороны.) 
Ат вице верза. То есть, я думаю, истинно и обратное. Юница терпеливо ждёт настоящего мужчину, а вьются вокруг неё почему-то всего лишь её ровесники, которых юница бывает склонна определять «озабоченные сопляки». 
Тут возможны два варианта развития событий. Либо, что называется, терпенье и труд все перетрут. Либо же юница не стерпит, и все же снизойдет до ровесника. 
И вот, пока поддерживает она отношения с ровесниками, у нее появляется шанс привлечь зрелого мужчину. Что-то изменяется в глазах и повадке той, у которой устанавливаются интимные отношения. И это что-то способно притянуть зрелого. (Конечно, если он не фанат дефлораций. Но среди настоящих зрелых таких немного.) 
Ибо состоявшийся мужчина не озабочен, как правило. То есть ему надо, конечно, чтобы его удовлетворяли, но – чтобы и понимали при этом, а не изводили всякими глупостями. Да, молодость приветствуется, но… плюс хоть какой-то опыт. 
Он хочет быть капитаном корабля, а не ночной нянькой в яслях. 
Не помню, кто это из великих сказал: «внимания достойны только мужчины с будущим и женщины с прошлым». 
Итак, если ты поддерживаешь отношения с партнерами различающихся возрастов – это как-то стабилизирует… 
Против таких констатаций заготовлено клише еще со времен королевы Виктории: «но это же ведь безнравственно»! 
Тогда я спрячусь, пожалуй за спину знаменитой Луизы Хей. То есть, в данном случае, не за широкую спину, а за узенькую, изящную. Луиза, признанная учительница жизни, не уставала повторять в своих книгах: никак не могу понять – что уж такого особенно нравственного состоит в том, чтобы всегда иметь одного и только лишь одного сексуального партнера?  
Add a comment...

ЗАБВЕНИЕ ДРЕВНИХ НРАВОВ ПРИВОДИТ К ОДЕРЖИМОСТИ БЕСАМИ 

Забвение древних нравов может отдавать женщину демонам. Она даже может стать одержимой. Хорошо хоть, нечасто до такого доходит. А вот ОБСТОЯНИЕ можно нередко встретить. Обстояние это стадия, которая предшествует одержимости. 
Женское обстояние метко нарисовано в романе Кристофера Голдена «Лесная Дорога». Джиллиан Даньски была сильной, доброй, жизнерадостной женщиной. Можно было бы даже сказать, что мудрой, когда бы она знала древние нравы. И вдруг она в одночасье делается практически невменяемой слабой истеричкой. 
Пляшет под дудку любого мимоходящего беса. Даже и мелкий бес может заставить ее делать все, что захочет. Джиллиан провоцирует аварийные ситуации на дороге. Вообще норовит вступить в беспричинный конфликт с каждым встречным и поперечным. (Конечно же, самой женщине, которая подвергается обстоянию бесами, агрессия, на которую они подзуживают, никогда не кажется беспричинной. Напротив, носительница шизы нередко воспринимает себя вершительницей справедливости.) И еще она практически ничего не помнит. По крайней мере – ничего доброго, тогда как злопамятность гипертрофирована, напротив, сверх всякой меры. 
Как и тревожность. Женщина, подвергшаяся обстоянию, всего боится. Прежде всего она боится любить. Боится, как бы другие люди не стали манипулировать ей, используя в своих интересах (бесы постоянно навязывают женщине такой страх, потому что это позволяет им использовать ее в своих бесовских интересах против неё самой, против её близких и других людей). Но, вместе с этим, такая женщина боится и одиночества. Боится, что её отвергнут, недооценят, предпочтут и т.п. 
Взаимоисключающие страхи приводят к противонаправленности векторов намерения. А это генератор страдания. А страданиями людей как раз и питаются бесы. 
Словом, Кристофер Голден исчерпывающе описал женщину, которая подвергается обстоянию. Он только не указал причину, по которой она сделалась доступной обстоянию бесами. Возможность обстояния создает забвение женщиной древних нравов. 
Но Голден – американский писатель – об этом и знать не может. В Америке нет и следа воспоминаний о древних нравах. (Я там провела много времени. Америка – рай для зада: попе сидеть удобно, а вот голове и сердцу далеко не комфортно.) Там даже и генетическая память приглушена, ведь это государство создали эмигранты. Оторванные от корней люди. 
Поэтому там полно таких Джиллиан. Бесы обступают любую или, по крайней мере, готовятся. Похоже, увлечение феминизмом – симптом готовящегося обстояния. А в Америке почти всякая женщина в той или иной степени феминистка. 
Многие американские женщины чуют инстинктом эту опасность от бесов и делаются, поэтому, религиозными. Однако тамошняя религиозность мало может помочь. Скорее она вредит, она еще больше подставляет под удар в случае, когда эта религиозность выражается в пуританстве, конкретно. Ведь пуританство и древние нравы есть вещи несовместимые. Пуританство родилось почти настолько же недавно, как и Америка. Лишь преданная древним нравам женская душа полностью неподвластна бесам. 
Add a comment...

КОДЕКС МОРАЛЬНЫЙ ДЕЯТЕЛЯ СЕКСУАЛЬНОГО
Магнит кодекс 

Итак, СЕКСУАЛЬНЫЙ МОРАЛИСТ. Как у него может выглядеть Моральный Кодекс? 
 
Пункт первый. Открытость к отношениям в этой сфере. Не в смысле, что вседозволенность. И далеко не в смысле, что неразборчивость. И, уж конечно, не то, будто б ты обязана (обязан) принимать участие в сексе. 
Но только лишь в таком смысле, что для тебя занятие сексом вполне естественно. С достойными людьми противоположного пола ты занимаешься именно сексом, как правило. Хотя из этого правила очень даже могут быть исключения. Множество исключений. Вполне конкретных причин сексом с кем-либо не заняться.
В чем, собственно, тогда будет разница с позицией асексуального моралиста? Вот в чем: для его морали асексуальной правило состоит как раз в том, что ты НЕ занимаешься сексом. 
Для не-занятия сексом асексуальному моралисту не требуется причин. Сегодня ведь полагают, будто бы отключение вот этой, конкретно, естественной функции представляет норму поведения в цивилизованном обществе. 
То есть асексуальные моралисты есть, в худшем случае, просто больные люди. А в лучшем – лицемеры, которые будучи здоровыми, по молчаливому соглашению вот изображают из себя фригидных и импотентов.
Смеетесь? А, между тем, в Америке, например, если мужчина не успеет вовремя сымитировать импотента – рискует получить назавтра повестку в суд! Неужели в скорости и на нашей земле так будет?
Коэльо пишет: феминизм был инспирирован мужчинами-женоненавистниками затем, чтобы постепенно женщинам начинало казаться, будто бы они просто никому не нужны…
Второе. Последователь сексуальной морали ни в коем случае не ревнив. Возможно, кто-то подумает, будто бы такое против природы. Коты дерутся за кошку. Олени могут бодаться за олениху. И т.д. и т.п. 
Но природа природе рознь. Вот ревность у зверей смысл имеет. Дикая природа ведь это что? Там выживает, как правило, самый сильный. Т.е. обладатель максимальной силы физической. Поэтому чем больше он оставит потомства, такого же, как он сам, тем лучше все будет складываться и в отношении вида в целом. 
Причем ведь в дикой природе такое никак не сказывается в отрицательном смысле на многообразии генофонда. Вот, в марте прошлого года рядом с данной конкретной кошкой оказывается такой-то вот самый сильный кот. А в марте нынешнего рядом с этой же кошкой окажется уже совсем другой самый сильный кот. И, таким образом, кошка будет из году в год приносить потомство зверей не только лишь весьма сильных, но также разнообразных. 
А у человека совсем не так. У человека нет мартов. 
Да и вообще… зверь – такое невинное создание, что у него нет способности, в отличие от человека, …зверствовать. Ученые были в шоке, когда внимательно посмотрели фильм, показывающий, как тигры-самцы дерутся за тигрицу. Тигры, когда имеют соперником представителя своего же вида… НЕ ВЫПУСКАЮТ КОГТИ. Способен ли на подобное человек?
Не говоря уж о том, что для выживания человечества, как вида, необходимо потомство отнюдь не от наиболее физически сильных, наиболее агрессивных, наиболее конфликтных и т.д…  
Третье. Последователь сексуальной морали никогда не привязывается. Ибо, если он будет привязываться, то от секса лучше бы отказаться вовсе, как это и делают монахи. Привязанность как раз и является матерью такого греха, как ревность. Грех этот возводим современным человечеством едва ли даже не в доблесть. А ведь: ревность – это мать нелюбви. Я слышала от одного человека, который посвятил всю свою жизнь поиску духовному, что ему открылось: Нелюбовь – вот это будет имя антихриста. Пожалуй, что даже ненависть не настолько страшна, как именно нелюбовь. (Что-то такое мелькнуло даже однажды и среди песенок «Машины времени»: «Эпоха большой нелюбви…»). В отношениях, которые заведомо начинают уводить в сторону от любви, грех участвовать!
 Четвертое. Сексуальный моралист эстетичен. Как верно замечал Эдгар По: страсть, в отличие от любви, всегда должна содержать в себе что-нибудь хоть несколько… «неказистое». Иначе это будет не страсть, - говорил Эдгар, и - возможно, - продолжал он – «я выражаюсь не совсем ясно, но я уверен: страстные натуры меня поймут!» Об этом великий мастер повествовал в статье, толкующей, почему о любви надо говорить поэзией, тогда как о страсти – прозой. Мы, сексуальные моралисты, согласны с ним. Вот именно этой нашей данью эстетике да и подчеркнется БЕССТРАСТИЕ наших светлых опытов… на себе. Любой сексуальный моралист это сам себе – лабораторная мышь. И притом – бесстрастная. 
Пятое. А также сексуальный моралист это… мистик. Пол есть, как это мы говорили выше, не что иное, как ПОЛЮСА МАГНИТА. Нам интересно, что именно происходит, когда мы позволяем им жить, этим вот полюсам, их не сковывая ничем. Вселенная, как мы это уже когда-то упоминали, вся сплетена из незримых вихрей. Познание на практике свойств этого всепроникающего «эфира» вихрей приоткрывает воистину поразительные возможности! Асексуальные моралисты как раз потому и производят всяческие нелепые запреты свои, что им становится страшно: они еще не созрели примерить на себя этот САМЫЙ Венец Творения. Постигший отрешенно течение сексуальных вихрей в свободном их сочетании способен к внятному мысленному общению с такими же смелыми экспериментаторами, как он. А вместе они способны объединенными усилиями своих сознаний МЕНЯТЬ РЕАЛЬНОСТЬ. Белая магия представляет собой прямое действие Сознания на Бытие. Но чтобы на Бытие воздействовать, неплохо было бы его и как-то чуть познать ИЗНУТРИ. А вот инструментом познания Бытия ну ПРЕДЕЛЬНО изнутри - инструментом самого непосредственного его познания - как раз является секс…
Шестое. Ну, и последнее. Сексуальный моралист в чем-то даже и… аскетичен. Аскетика и секс, - тут же воскликнут большинство – это уж точно есть сближение идей далековатых! Да, было бы сближение идей далековатых, если бы имелся в виду АМОРАЛЬНЫЙ секс. Но мы-то тут как раз нацеливаемся на ему противоположность. Последователь сексуальной морали не страдает, к примеру, чревоугодием. Он очень вот остерегается как-то вот… «притупить» непосредственный инструмент своей магии – свое тело! По этой же причине он, скажем, не подсаживается на наркотики. Конечно, он употребляет вино, но при этом избегает алкогольной ЗАВИСИМОСТИ. Желательно, при том, не курить. И, тем более… не КУРИТЬ. Зачем? А потому что все это может помешать ясному восприятию следующего постоянно сквозь тело твое Потока. Тем более - того Вихря, который порождает своим течением сей Поток. Тем более, всякие неаскетические привычки могут помешать ясному видению того, что происходит во время взаимодействия Токов, формирующих твое тело с Токами, которые формируют оболочки других. Итак: 
«Кто бы 
и где бы я ни был, 
в чьей бы 
не тлел оболочке, 
но 
я думаю только…» 

Т.е. приглашаю ЗАДУМАТЬСЯ. 
И в результате такой задумчивости кто-то ПОЙМЕТ, наверное. 
А после кто-то из Понявших, вероятно, не побоится и 
СДЕЛАТЬ ШАГ.
Add a comment...

МАГНИТ-2


Сексуальная религия представляет единство 
сексуальной морали, 
сексуальной мистики, 
сексуальной магии. 

Что касается двух последних – мы это уже чуть-чуть в прошлой лекции обсудили. По крайней мере в некоем коктейле, как бы… И мы еще подробно вернемся, по отдельности, к тому, что такое сексуальная магия, и к тому что такое сексуальная мистика. Что же касается морали… 
В наше время слово «мораль» уже как-то воспринимается противоположностью слову «секс». Если сексуально, то – аморально. Если же вот, морально, то значит надо, чтобы было фригидно или, по крайней мере, что-т вроде того. 
Уже само по себе подобное представляет собой препятствие к достижению Весны. И с помощью чего преодолевать такое препятствие, не совсем понятно. 
В средние века на Западе существовал хотя бы внятно сформулированный запрет и, в качестве реакции на него, в качестве антитезиса знаменитый «Роман о розе», где под розою понималась… ладно, не будем очень уж вдаваться в подробности. 
А сейчас никаких запретов. Напротив даже, выбор на любой вкус. (Только чаще – на любую безвкусицу.) Но вот при этом ставится молчаливо такое условие. Пользуйся, только помни: ты поступаешь БЕЗНРАВСТВЕННО. Испытывай потом комплексы, презирай себя. Или же объяви себя врагом нравственности. Людям. И самому себе, главное, чтобы не испытывать внутреннего конфликта. Какой-нибудь нехилый прикид идейный найди. Вот, например, сатанизм… Думаю, как устроена дьявольская ловушка, вы уже поняли! 
Поэтому желающим достигнуть Весны я бы предложила вот что: освоить именно мораль… сексуальную. Освоить идеологию, согласно которой «сексуально» – значит морально. Осмыслить нравственность, которая констатирует очевидный факт: занятия сексом для членов человеческого общества столь же естественны, как, например, есть, и дышать, и пить… 
Пожалуй, тут пионеркой будет Луиза Хей. Она не уставала повторять в своих книгах: «я никогда не могла понять, что такого особенно НРАВСТВЕННОГО в том, чтобы ограничить себя единственным сексуальным партнером»??? Вспоминаются и другие имена. Женские в основном. О нравственности секса пытался, впрочем, говорить и Цветков. Только, на мой взгляд, грубо и поверхностно, неуклюже. 
Задача, повторим, вовсе не в пропаганде секса. Этого сейчас итак завались. (А еще больше пропаганды всяческих извращений. Глянешь в Сеть – впечатление, будто теперь люди сексом вовсе не занимаются. Только извращают его.) Задача – как-то преодолеть этот навязанный стереотип, что, будто бы, если сексуально и полигамно, так уж обязательно и безнравственно. 
Секс может быть и нравственным и безнравственным. 
Воздержание может быть и нравственным и безнравственным. 
Полигамия может быть и нравственной и безнравственной.
Моногамия может быть и нравственной и безнравственной. 
Любитель выпить – но вовсе не алкаголик! – поэт и суфий (мудрец) Омар Хайям о вине сказал что? 
«Не пить вина – закон, считающийся с тем, 
Где, как и сколько, и когда и с кем. 
Когда соблюдены все эти оговорки, 
Пить признак мудрости, а не порок совсем!» 
Такое справедливо далеко не только в смысле вина! И осознание сей морали выбивает всю почву из под ног – то есть из под копыт – у дьявола с его извращениями. 

 

Вот, скажем, пока еще жив обычай, когда человек приходит куда-то в гости, хозяйка его угощает какой-то пищей. Причем особенно ценится если – собственного приготовления. А ведь и такое могли бы, в принципе, объявить безнравственным блюстители нравственности. Под предлогом: а вдруг из-за этого люди сделаются обжорами, чревоугодниками и перестанут интересоваться высокими материями? Или: а вдруг полакомившийся в гостях не захочет после того есть пищу, которую готовит и подает ему дома супруга, и перестанет он бывать дома, и семья распадется? Неееет, – мог бы сказать моралист-маньяк – следует запретить людям принимать пищу где-либо, как только в собственном доме! Во имя высокой нравственности. 
Подобная картина выглядит невероятной, не так ли? А ведь по поводу секса что-то такое-эдакое однажды произошло в истории. У древних существовал обычай: на ложе гостя, странника, путника ночью приходила жена или дочь хозяина. 
Не обязательно разумеется, тут существовала целая культура рассмотрения обстоятельств, какие благоприятствуют вспоминать подобный обычай, какие – нет. Обиженным никто не был. Ни в случае, когда подобное угощение совершалось, ни в случае, когда нет. И, разумеется уж, никто никого ни к чему ни нудил. 
Хранить подобный обычай было для народа благоприятно не только биологически. О его положительном действии на здоровье поколений знает любой генетик или просто любой знакомый с понятием «генофонд популяции». Нам же важно, что такими обычаями поддерживался в народе высокий нравственный климат. Куда бы человек ни пришел, он чувствовал себя не чужим. 
«Семья» это было у древних понятие многоуровневое. Народ осознавал себя единой семьей, где каждая женщина есть в принципе жена каждому мужчине, а каждый мужчина муж каждой женщине. Поэтому мужчины и женщины так, собственно, и звались в древности: «муж», «жена». 
Да, вот была когда-то такая как бы голограмма, где каждая часть отражала целое. Семья как народ (а в очень далекой древности – даже как человечество в целом), семья как род, и семья в современном смысле как он/она/дети (внуки). 
И последняя не могла разрушиться потому как сама была часть целого такой же, по сути, как у нее природы. И проституции не было. Изнасилований не было (разве только при набегах врагов). Не существовало ревности, одиночества, комплексов… 
Словом: «думайте сами, решайте сами», что нравственно, а что – без-! 
Add a comment...


 МАГНИТ ЭФИРНОГО ТЕЛА,

Современный человек не прислушивается к своему телу. А если даже прислушивается, то больше слышит лишь потребности плоти, однообразные и обыденные, а также нестроения оной. 
А древние могли ощутить ПРИЧИНУ и того, и другого. Причину вообще всякого, что может произойти с телом. И, более того, - ПРИЧИНУ САМОГО ТЕЛА. 
Причина представляет поток энергии. Но не тот, о котором обыкновенно я говорю сначала. 
Обыкновенно сначала я говорю про белый равномерный поток, текущий постоянно себе от макушки к пяткам. И всего только. 
Про белый, одинаковый у стариков и младенцев, мужчин и женщин. По качеству. Достойный именования Перводвигатель. На самом деле он вообще есть один и тот же. Не о нем сейчас речь. 

Речь о втором потоке, что индуцируется непосредственно перводвигателем. В чем состоит отличие его, бесцветного, но мерцающего, от первого? 
Белый одинаков у всех. Белый представляет собой последовательные фрагменты одного и того же. Второй же индивидуален у каждого. 
Твой первый – это фрагмент единого. Твой второй – это именно ТВОЙ второй. 
Этот второй поток еще может быть именован Тело Причины. Так, собственно, его и называет Восток. Или каузальное тело, как именуют западные восточники. 
Да, каузальное тело есть и причина плоти твоей, в том числе. На самом деле вся плоть есть такая же иллюзия, как и мир, в котором эта плоть представляет, скажем так, аватарчика твоего. 
Поверхностный говорит, какая у человека плоть, такая и судьба будет. А на самом деле наоборот: судьба предопределяет плоть. 

На этом философии хватит. Поток второй… ты чувствуешь его, прежде прочего, в руках и в ногах, в лице и в половых органах. А в остальном составе своего тела только лишь весьма приблизительно. Ты догадываешься, почему так? 
Вот этот второй поток представляет нечто гораздо более серьезное, нежели твоя плоть и твой мир. 
Подпустим немного физики. Течение по проводнику электрического тока рождает вокруг этого проводника поле магнитное. И вот магнитное поле, как это любят показывать ученикам колледжей, располагает на бумажном листе, через который проткнули проводник, металлические опилки определенным образом. То есть: вдоль силовых своих линий. 
Твоя сегодняшняя индивидуальность есть точка, в которой проводник судьбы пронизывает лист мира сего. Узорчато расположенные металлические опилки есть твое тело. 
Точнее говоря, не опилки. Сами по себе они ничего представлять не могут. Само существование опилок есть лишь убогая выдумка материалистов. 
Опилок нет… А вот рисунок расположения опилок, схематика тончайшего кружева – она, как ни странно, есть. И вот это есть наша плоть. Подчеркиваю: не опилки нисколько, но кружево, неповторимым образом сопоставленных между собою диполей. 
Вся эта штука и сумела организоваться такой, как она есть, только потому, что ТЫ существовал задолго до того, как родился. Опилки откликаются на магнитное поле. «Взял персь и вдунул в нее Свой дух». Есть Электрический Ток и магнитное поле им, так сказать, вдувается. 
Перун со своею молнией суть великий древний намек славян. 
Итак, древний мужчина, как и древняя женщина, ОБРАЩАЛИ внимание на этот ПОТОК СЕБЯ. На тот великий магнит, что заставил прах изобразить вот как будто бы твое тело. 
Древние мужчина и женщина помнили о себе: ты – не прах; ты – магнит. И потому не болели. И жить умели неограниченно долго. И, главное, они умели жить счастливо, потому что понимали друг друга. 
А чтобы суметь понять надо суметь привлечь. Прахи не в состоянии по-настоящему привлекать прахи. Они лишь способны быть индуцированы на это – не без потерь энергий. А вот магниты… 
У каждого из магнитов два полюса. Или, короче, пола… 

Как сделать, чтобы мужчина сошелся с женщиной не по страсти, не по привязанности и не по долгу? И даже вот не по влечению плоти, как таковой. (Все упомянутые соития допустимы, но мало стоят). Как сделать, чтобы он с ней сошелся, аки магнит с магнитом? 
Тогда еще ведь могут прийти кое-какие существа и разделить ваш праздник. Витязи прекрасные морские Пушкина, хоть он о них в этом плане не говорил… Гурии, о которых как раз только и говорится, что в этом плане… Да мало ли! 
Вопрос, как достигается непосредственность притяженья магнитов, а не – посредством опилок – некое полу-действие? 
Тут несколько шагов… Три – как минимум. 
Шаг первый. Он и она отвергают всяческие одежды на это время.
Второй. Прислушиваются к этому горизонтальному круговому потоку, который в то же время и вертикальный, что их тела проницает или, сказать точнее, каждую микросекунду творит иллюзию. 
Здесь каждый должен почувствовать совершенство СЕБЯ ПРИЧИННОГО. Полюбоваться, с какой же легкостью поворачиваются суставы, текут изгибы, слушаются мельчайшие части… 
Ты чувствуешь, как прямо сейчас готов испытать немыслимое. Вот воспарить в бездну неба на крыльях собственного здоровья! Твое здоровье причинностью превращается в необузданную стихию и его невозможно измерить медицинскими приборами… нет! И ты взлетаешь все выше, выше – в неповторимые ощущения!.. В неповторимые измерения ощущений, о которых ты будешь потом, на земле, скучать… 
Заметь, и в одиночестве ты умеешь вот как-то настраиваться на волну собственного здоровья и оно действительно здорово укрепляется. И все хорошо совсем, но такой восторг… такая какая-то вот просто оргия здоровья… здоровье, как бесконечная неисчерпаемая стихия – Она возможна лишь если рядом с тобой сейчас присутствует обнаженный представитель противоположного пола. А лучше – несколько. (Даже можно, чтобы и не противоположного В ТОМ ЧИСЛЕ – какие не испугаются.) 
Третий. А теперь – иди смело. Тебе ведь известны правила… 
Одно из них: разумеется, запрещен секс анальный. То есть вообще запрещен, а не лишь в каких-то конкретных случаях. Падение современного человека того достигло, что некоторые полагают искренне: если он анальничает не со своим же полом, а с противоположным, то будто б и не грешит. Потому как это не гомосексуализм. А ветхозаветные гомики ведь сами себя заткнули в геенну почему, в частности? Вот именно потому, что излюбленным приемом их сделалась угодная дьяволу содомия, т.е. анальничанье. 
Но хватит обо всяком печальном и, прямо скажем, отвратительном. Подсовывание неразумной альтернативы, т.е. извращения, это есть у дьявола единственный способ как-то заблокировать, как-то перекрыть возможность прикосновения человека к непосредственности. К той самой, которая позволяет существу, тело которого состоит из плоти, ПРЕВОСХОДИТЬ это вот опосредствование плотью. 

Итак, эти двое… Или же трое. Или… 
Они никуда не рвутся. Ни к чему не привязываются. Не имеют над собой никаких отдельных распорядителей, которые бы волюнтаристически им указывали, что нравственно - что не нравственно… 
Совлекшиеся одежд ощутили себя, как ВИХРИ ЭНЕРГИИ. Женщины в этом смысле не отличаются от мужчин, см. апокрифическое Евангелие от Фомы, логия 27. И юные в этом смысле не отличаются от участников зрелых. И даже, до известных пределов… здоровые от больных! Ибо даже если у кого-нибудь одного из участников имеются не слишком серьезные проблемы со здоровьем, то вихрь бесконечного Здоровья сам изваяет ваши тела по итогам этого танца: больной придет ко здоровью, здоровые же приблизят уровень своего здоровья к Здоровью древних. 
Совлекшиеся, одним словом, способны восходить высоко-высоко… Поэты сему свидетели! Вот, например, А. Блок это описал так:
Иди, иди за мной покорной
И верною моей рабой:
Я на высокий гребень горный
Взлечу, уверенно, с тобой…

Не надо тут соблазняться блоковской метафорой раба. Если вы хотите понять, что он имел в виду, то перечитайте цикл его стихов, называющийся «Сервуз – Регине»). Разве же христианство не использует словосочетание «раб Божий», чтобы хотя бы как-то могли заслониться великие подвижники (даже!) от Этого Слепящего Света?
Ведь говорил же Фома: «Если откроюсь вам, то даже и вы, апостолы, убьете меня на месте». 
Итак, постигший весь магнетизм, пронизывающий его тело, ступает в земли вечной весны. (И вновь тот же самый А. Блок: «И вечно юная прошла – в неозаренные туманы»…)
Желаешь ли ты юности вечной? По крайней мере – пока не настигнет смерть? Ведь не одним же вампирам праздновать!  
Да, мы – грешники. Мы можем ошибиться, и если вдруг ошибемся непоправимо, то враг убьет нас. Но для чего нам до этого момента соглашаться на обманы тех же врагов, что, будто бы, обязательно с возрастом обязаны мы страдать болезнями или психологическими всякими комплексами? Не соблазняющимся на злое дана возможность жить вне болезней, комплексов и привязанностей, старости и страстей. Пространство бесконечной весны не закрыто нам. Только нераскаянным грешникам не дан выбор. 
Add a comment...
Wait while more posts are being loaded