Profile cover photo
Profile photo
Vladimir Melekhovets
7 followers -
vm
vm

7 followers
About
Posts


ОО «БСФГ». ВЫБОРЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОСТОЯЛИСЬ




15 декабря 2017 года состоялась республиканская отчетно-выборная конференция ОО «Белорусская спортивная федерация глухих». Присутствовало свыше 30 человек: делегаты спортивных клубов, приглашенные лица, имеющие отношение к спорту глухих и к федерации непосредственно, чемпионы XXIII Дефлимпийских игр глухих. Также на конференцию были приглашены представители ОО «БелОГ»: Центрального правления и РДК имени Н.Ф. Шарко.

Программа конференции была насыщенной и включала в себя как отчет председателя за период деятельности с 2012г. по 2017г., так и отчеты бухгалтера федерации и председателя контрольно-ревизионной комиссии ОО «БСФГ».

По информации Анатолия Семеновича Никитина — на XXII Дефлимпийских играх глухих в г.София (Болгария) в 2013 году было завоевано 27 медалей. Беларусь заняла 4 место из 83 государств. На XXIII Дефлимпийских играх глухих в г.Самсун (Турецкая республика) в 2017 году результаты были несколько хуже. Всего 16 медалей и 11 место из 97 участвующих стран.

За период 2012-2017гг завоевано 62 медали на чемпионатах Мира по видам спорта и 97 медалей на чемпионатах Европы.

Состоялось три конгресса CISS: в Праге, Ханты- Мансийске и в Самсуне. По итогам их были приняты решения включить в состав Международного комитета
Add a comment...


ОО «БСФГ». ВЫБОРЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОСТОЯЛИСЬ




15 декабря 2017 года состоялась республиканская отчетно-выборная конференция ОО «Белорусская спортивная федерация глухих». Присутствовало свыше 30 человек: делегаты спортивных клубов, приглашенные лица, имеющие отношение к спорту глухих и к федерации непосредственно, чемпионы XXIII Дефлимпийских игр глухих. Также на конференцию были приглашены представители ОО «БелОГ»: Центрального правления и РДК имени Н.Ф. Шарко.

Программа конференции была насыщенной и включала в себя как отчет председателя за период деятельности с 2012г. по 2017г., так и отчеты бухгалтера федерации и председателя контрольно-ревизионной комиссии ОО «БСФГ».

По информации Анатолия Семеновича Никитина — на XXII Дефлимпийских играх глухих в г.София (Болгария) в 2013 году было завоевано 27 медалей. Беларусь заняла 4 место из 83 государств. На XXIII Дефлимпийских играх глухих в г.Самсун (Турецкая республика) в 2017 году результаты были несколько хуже. Всего 16 медалей и 11 место из 97 участвующих стран.

За период 2012-2017гг завоевано 62 медали на чемпионатах Мира по видам спорта и 97 медалей на чемпионатах Европы.

Состоялось три конгресса CISS: в Праге, Ханты- Мансийске и в Самсуне. По итогам их были приняты решения включить в состав Международного комитета
Add a comment...

Post has attachment

Корпус русского жестового языка

Социолингвистическая характеристика
Русский жестовый язык и калькирующая жестовая речь
Диалектное членение
Степень изученности
Литература


Социолингвистическая характеристика

Русский жестовый язык – естественный язык, используемый для коммуникации людьми с нарушениями слуха, проживающими на территории Российской Федерации и, частично, на территории ряда стран – бывших республик Советского Союза.

Русский жестовый язык, предположительно, принадлежит к семье французского жестового языка, куда также входят американский, нидерландский, фламандский, квебекский, ирландский и бразильский жестовые языки [Zeshan 2005: 559].

Несмотря на то, что в его названии присутствует слово «русский», по отношению к русскому звуковому языку русский жестовый язык является особым, совершенно самостоятельным языком, со своими собственными законами, лексикой и грамматикой.

Согласно Всероссийской переписи населения 2010 г., число носителей русского жестового языка на территории Российской Федерации составляет около 120.5 тыс. человек, однако по другим оценкам это количество в несколько раз больше. Например, по данным А.Л. Воскресенского, в России русским жестовым языком пользуются не менее двух миллионов человек [Воскресенский 2002]. Практически все носители русского жестового языка являются билингвами – они владеют в той или иной степени русским звуковым языком, в его устной и письменной форме.

Несмотря на значительное количество носителей, русский жестовый язык лишь недавно получил официальное признание. Долгое время его статус определялся статьей 14 «Обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к информации» Федерального закона от 12.01.1995г. (в ред. от 09.12.2010 г.) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», в которой говорилось, что «Язык жестов признается как средство межличностного общения». При этом в Федеральном законе от 25.10.1991 г. (в ред. от 24.07.1998 г.) «О языках народов Российской Федерации» прямо сказано, что «Закон <...> не устанавливает юридические нормы использования языков народов Российской Федерации в межличностных неофициальных взаимоотношениях». Другими словами, русский жестовый язык был лишен правового статуса.

30 декабря 2012 г. В.В. Путиным был подписан Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 14 и 19 Федерального закона “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”». В частности, в статью 14 были внесены изменения, уточняющие статус русского жестового языка и определяющие его как «язык общения при наличии нарушений слуха и (или) речи, в том числе в сферах устного использования государственного языка Российской Федерации». Таким образом, в новой редакции закон гарантирует возможность получения человеком с нарушениями слуха услуг по переводу в органах государственной власти и местного самоуправления, подготовку переводчиков и преподавателей русского жестового языка и обеспечение обучающихся этому языку учебниками и учебными пособиями. Два российских университета начали подготовку переводчиков русского жестового языка: в 2012 г. Московский государственный лингвистический университет (МГЛУ) начал вести подготовку бакалавров по профилю «переводчик жестового языка межкультурной коммуникации», в 2013 г. в Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ) была открыта подготовка бакалавров по профилю «переводчик английского языка и русского жестового языка», а в магистратуре по направлению «педагогика» начали обучаться будущие преподаватели русского жестового языка. В Институте социальной реабилитации НГТУ – специализированном образовательном учреждении, осуществляющем профессиональное обучение лиц с ограниченными возможностями, в том числе и глухих – русский жестовый язык активно используется в процессе обучения на лекциях и практических занятиях.



Русский жестовый язык и калькирующая жестовая речь

Параллельно с русским жестовым языком (РЖЯ) в социуме российских глухих используется калькирующая жестовая речь (КЖР). КЖР отражает грамматические и семантические особенности русского звукового языка. Жесты или их комбинации выступают в ней как эквиваленты слов русского звукового языка; порядок их следования соответствует порядку слов в русском звуковом языке; грамматическая информация, как правило, передается путем дактилирования (передачи слов/частей слов русского звукового языка при помощи дактилем – жестов, обозначающих буквы алфавита). Калькирование, как правило, сопровождается артикуляцией соответствующих русских слов.

В звуковых языках калькирование традиционно рассматривается как особый тип заимствования. Однако в жестовых языках калькирование оказывается ближе к кодовому переключению – переходу говорящего в процессе речевого общения с одного идиома на другой. При этом говорящий переключается не на сам звуковой язык (для носителей жестовых языков это зачастую является невозможным или представляет определенные трудности), а на идиом-посредник, в котором канал передачи информации принадлежит жестовому языку (визуально-кинетические средства), значащие единицы принадлежат либо жестовому, либо звуковому языку (жесты или дактилируемые слова), а правила употребления этих единиц – звуковому языку.

Функционирование русского жестового языка в течение длительного времени только как средства бытового общения, отсутствие у него правового статуса и программ государственной поддержки послужили причинами глубоко укоренившихся заблуждений, что, во-первых, этот язык не является полноценной системой коммуникации, а во-вторых, что его использование затрудняет усвоение глухим ребенком русского звукового языка. До сих пор КЖР нередко воспринимается сурдопедагогами, переводчиками и даже самими глухими как престижный, «грамотный» вариант жестовой коммуникации по сравнению с русским жестовым языком. Следует, правда, отметить, что в последнее время среди носителей русского жестового языка, переводчиков и сурдопедагогов наблюдается рост уважения к русскому жестовому языку, понимания, что именно он представляет собой самостоятельный и уникальный язык, обладающий рядом характеристик, ставящих его в один ряд с другими естественными человеческими языками, тогда как КЖР – лишь вторичная знаковая система коммуникации.

Объем использования КЖР довольно сильно различается в речи разных носителей русского жестового языка, он зависит и от условий, в которых происходило усвоение жестового языка, и от разных представлений о его престижности, и от объема использования в повседневном общении русского звукового языка. Кроме того, в речи одного и того же носителя русского жестового языка объем использования КЖР может сильно варьировать в зависимости от обсуждаемой темы и условий коммуникации.

В последние годы русский жестовый язык постепенно начинает применяться в средствах массовой информации, интернете, образовании. Это новые, ранее нехарактерные для него коммуникативные сферы, неудивительно, что пока язык не располагает достаточным арсеналом лексических средств для передачи многих понятий. Особенно актуальна эта проблема в области образования, где остро ощущается нехватка стандартной и однозначной специальной терминологии в русском жестовом языке. Переводчики и носители русского жестового языка вынуждены в таких случаях прибегать к КЖР. Однако будущее все же видится не во все большем внедрении КЖР, а в развитии самого русского жестового языка, расширении его лексического состава.



Диалектное членение

Жестовые языки, как и звуковые, неоднородны в территориальном и социальном отношениях. Среди причин, обусловливающих территориальную неоднородность звуковых языков, основной является ослабление связей и относительная территориальная изоляция различных группировок языковой общности [Серебренников 1970: 451]. Социальную неоднородность языка можно объяснить с помощью сходных понятий: социальных границ и социальной дистанции. Речь разных людей различается в зависимости от принадлежности их к определенному социальному классу, их пола, возраста, этнической или религиозной принадлежности и т.д. [Вахтин, Головко 2004: 50–52]. Все сказанное справедливо и по отношению к жестовым языкам. Однако, как отмечается в [Lucas, Bayley, Valli 2003], в варьировании жестовых языков большую роль играют и факторы, связанные исключительно со спецификой сообществ глухих: сильная обособленность групп носителей языка друг от друга; разные условия усвоения языка; политика школьного образования глухих в том или ином регионе; отсутствие у слышащих родителей глухих детей навыков владения жестовым языком; методологическая позиция сурдопедагогов; отсутствие вплоть до последнего времени возможности общаться при помощи жестового языка на расстоянии.

Для русского жестового языка характерно использование разных региональных жестов для обозначения одних и тех же понятий, причем не только глухими, проживающими в разных регионах страны, но даже глухими, обучающимися в разных учебных заведениях одного региона. Имеются и «семейные» жесты, используемые только членами одной семьи. В небольшом исследовании [Буркова, Варинова 2012] сопоставлялась лексика, представленная в существующих словарях русского жестового языка, отражающих преимущественно речь его московских носителей, и лексика, полученная путем анкетирования новосибирских информантов. Исследование показало, что территориальные различия, по крайней мере между двумя исследуемыми региональными вариантами русского жестового языка, чаще проявляются не на лексическом уровне, в использовании абсолютно разных жестов для обозначения одних и тех же понятий, а на морфологическом или фонологическом уровнях: в различии каких-либо параметров жеста, чаще всего – характере движения.



Степень изученности

Изучение жестовых языков – сравнительно молодая область языкознания. Как самостоятельное направление лингвистической науки оно обозначилось в 60-е годы XX в. после выхода работы В. Стоуки “Sign Language Structure: An Outline of the Visual Communication Systems of the American Deaf” [Stokoe 1960]. В ней на материале американского жестового языка впервые было показано, что жестовые языки в своих фундаментальных чертах сходны со звуковыми языками и могут изучаться на тех же основаниях. В настоящее время за рубежом лингвистическое изучение жестовых языков – это признанная и уже достаточно разработанная область языкознания, библиография работ, посвященных различным аспектам их структуры и функционирования насчитывает несколько десятков тысяч названий. В семнадцатом издании справочника «Этнолог: Языки мира» (2013 г.) приводятся краткие сведения о ста тридцати восьми жестовых языках [Ethnologue], однако точное их количество остается неизвестным и хорошо изученными являются лишь немногие из них. Наибольшее число работ в данной области посвящено американскому жестовому языку. С той или иной степенью полноты описана грамматическая и лексическая структура ряда других жестовых языков Западной и Восточной Европы, Южной Америки, Африки и Австралии. Созданы и размещены в интернете корпусы нидерландского, британского, германского, австрийского, французского, шведского, австралийского жестовых языков. Во многих крупных европейских и американских университетах созданы соответствующие кафедры и центры, проводятся научные конференции, полностью посвященные теоретическим вопросам изучения жестовых языков.

По сравнению со многими другими национальными жестовыми языками русский жестовый язык пока еще остается недостаточно изученным и слабо задокументированным. Полного и всестороннего лингвистического описания этого языка до сих пор не существует. Вплоть до последнего десятилетия его изучение в России ограничивалось сурдопсихологическим и сурдопедагогическим аспектами. Редким исключением были лишь исследования выдающегося педагога-дефектолога Г.Л. Зайцевой, многолетние труды которой обобщены в учебнике «Жестовая речь. Дактилология» [Зайцева 2000] и сборнике статей «Жест и слово» [Зайцева 2006]. В этих книгах содержится ряд сведений о лингвистической структуре русского жестового языка. Кроме того, краткие обзорные очерки лексики и грамматики русского жестового языка представлены в работах [Зайцева, Фрумкина 1981], [Grenoble 1992] и [Давиденко, Комарова 2006].

С середины 1970-х годов ведется лексикографическое описание русского жестового языка. В 1975 г. вышел четырехтомный словарь «Специфические средства общения глухих» И.Ф. Гейльмана [Гейльман 1975]. В 2001 г. Р.Н. Фрадкиной был выпущен тематический словарь русского жестового языка «Говорящие руки» [Фрадкина 2001]. В 2009 г. московским отделением Всероссийского общества глухих был издан «Словарь русского жестового языка» [Базоев и др. 2009], содержащий около 1850 словарных статей. Кроме этого, выпускаются видеословари русского жестового языка, некоторые из них размещены в свободном доступе в интернете [Словарь лексики 2006; DigitGestus: Город жестов; Сурдосервер]. Лексика русского жестового языка представлена и в международном онлайн-словаре жестовых языков [Spreadthesign]. Во всех имеющихся словарях исходным является русский звуковой язык, словарей, составленных принципу «русский жестовый язык – звуковой язык» пока не существует.

С середины 2000-х годов лингвистические исследования русского жестового языка ведутся студентами и аспирантами Отделения теоретической и прикладной лингвистики Московского государственного университета. В 2009 г. Е. В. Прозоровой там была защищена первая кандидатская диссертация по русскому жестовому языку, посвященная особенностям его дискурсивной структуры [Прозорова 2009]. С 2009 года исследования русского жестового языка проводятся студентами и аспирантами Новосибирского технического университета. Русский жестовый язык изучается также в Амстердамском университете, где в 2014 г. В. И. Киммельманом была защищена диссертация, посвященная сопоставительному исследованию информационный структуры нидерландского и русского жестовых языков [Kimmelman 2014].

Интерес лингвистов к русскому жестовому языку постепенно растет, однако лингвистическое его изучение пока еще находится в самом начале пути. Между тем изучение жестовых языков как второго равноправного типа естественных человеческих языков является чрезвычайно актуальной задачей для лингвистической науки. Как справедливо замечает А.А. Кибрик, «лингвистика, не учитывающая и напротив учитывающая существование жестовых языков, дает соответственно плоское и объемное изображение языковой реальности» [Кибрик 2009]. Изучение жестовых языков значимо для развития лингвистической теории и типологии, проверки универсальности тех или иных лингвистических теорий, поскольку помогает глубже понять природу человеческого языка вообще. Лингвистические исследования русского жестового языка очень важны и с практической точки зрения. В настоящее время, когда этот язык начал использоваться в образовании, остро ощущается нехватка качественных учебников и учебных пособий, разработка которых невозможна без опоры на серьезные лингвистические исследования и должна осуществляться в тесном сотрудничестве лингвистов, сурдопереводчиков, сурдопедагогов, а также самих носителей языка.



Литература

Базоев В. З., Гаврилова Е. Н., Егорова И. А., Ежова В. В., Давиденко Т. П., Чаушьян Н. А. Словарь русского жестового языка. М.: Флинта, 2009.

Буркова С. И., Варинова О. А. К вопросу о территориальном и социальном варьировании русского жестового языка // Русский жестовый язык: Первая лингвистическая конференция: Сборник статей / Под ред. О. В. Федоровой. М.: Буки Веди, 2012. С. 127–143.

Вахтин Н. Б., Головко Е. В. Социолингвистика и социология языка. СПб.: Гуманитарная академия, 2004.

Воскресенский А. Л. Непризнанный язык (Язык жестов глухих и компьютерная лингвистика) // Труды Международного семинара «Диалог – 2002». Т. 2. Протвино, 2002. С. 100–106.

Гейльман И. Ф. Специфические средства общения глухих. Дактилология и мимика. Ч. 1–4 [Словарь]. Л.: ЛВЦ ВОГ, 1975–1979.

Город жестов: Игровое обучение русскому языку жестов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://jestov.net

Давиденко Т. П., Комарова А. А. Краткий очерк по лингвистике русского жестового языка // Комарова А. А. (сост.) Современные аспекты жестового языка. М., 2006. С.146–161.

Давиденко Т. П., Комарова А. А. Словарь лексики русского жестового языка: Учебные видеоматериалы. М.: Центр образования глухих и жестового языка, 2006.

Зайцева Г. Л. Жестовая речь. Дактилология. М.: ВЛАДОС, 2000.

Зайцева Г. Л. Жест и слово: Научные и методические статьи. М., 2006.

Зайцева Г. Л., Фрумкина Р. М. Психолингвистические аспекты изучения жестового языка // Дефектология. 1981. №1. С. 14–21.

Кибрик А. А. О важности лингвистического изучения русского жестового языка. 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://signlang.ru/ science/read/kibrik1

Прозорова Е. В. Маркеры локальной структуры дискурса в русском жестовом языке: Дисс. к. филол. н. М.: МГУ, 2009.

Серебренников Б. А. Территориальная и социальная дифференциация языка// Серебренников Б. А. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. М.: Наука, 1970. С. 451–501.

Сурдосервер [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://surdoserver.ru

Фрадкина Р. Говорящие руки: Тематический словарь жестового языка глухих России. – М.: «Сопричастность» ВОИ, 2001.

DigitGestus: On-line обучение русскому жестовому языку [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.digitgestus.com

Ethnologue: Languages of the World [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ethnologue.com

Grenoble An overview of Russian Sign Language // Sign Language Studies. 1992. Vol. 21/77. P. 321–338.

Kimmelman V. Information Structure in Russian Sign Language and Sign Language of the Netherlands: PhD Diss. Amsterdam: University of Amsterdam, 2014.

Lucas C., Bayley R., Valli C. What’s Your Sign for Pizza?: An Introduction to Variation in American Sign Language. Washington DC: Gallaudet University Press, 2003.

Spreadthesign: Международный видеословарь национальных жестовых языков [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.spreadthesign.com.

Stokoe W. Sign Language Structure: An Outline of the Visual Communication Systems of the American Deaf // Studies in Linguistics. New York: Department of Anthropology and Linguistics, 1960.

Zeshan Sign Languages // Haspelmath M., Dryer M., Gil D., Comrie B. (eds.). The World Atlas of Language Structures. Oxford: Oxford University Press, 2005. P. 558–559.

Источник: http://rsl.nstu.ru/site/access

Add a comment...

Post has attachment

Post has attachment

Post has attachment

Белорусскую команду торжественно проводили на XXIII летние Дефлимпийские игры (фото)


11 июля 2017
Церемония проводов делегации прошла в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны.

Приветствуя собравшихся, первый заместитель министра спорта и туризма Вячеслав Дурнов отметил, что белорусские спортсмены направляются на Игры для того, чтобы продемонстрировать все то, чему их научили тренеры, и чтобы бороться за награды самого высокого достоинства.

«Уверен, эти старты станут успешными для наших атлетов.

Потому что едет действительно боевой состав, с хорошим настроем, с нацеленностью на успех, с победным опытом»,- сказал Дурнов.

Он также заверил, что в Беларуси за каждым выступлением с участием дефлимпийцев будут пристально следить не только родные и близкие атлетов, но и многие любители спорта.

Вячеслав Дурнов выразил надежду, что упорство, целеустремленность, сила воли и трудолюбие, помогут белорусским спортсменам достичь заветных вершин.

Капитаном белорусской команды была избрана представительница плавания заслуженный мастер спорта Наталья Деева.

Флагоносцем стал тоже пловец мастер спорта международного класса Виталий Цирон.

Государственный флаг ему вручил руководитель белорусской делегации – заместитель начальника управления национальных команд Минспорта Игорь Юдчиц.

А начальник управления нацкоманд Игорь Борейша вручил каждому спортсмену и тренеру подарки от Министерства спорта и туризма.

С напутственным словом к членам делегации обратились также председатель Белорусской спортивной федерации глухих Анатолий Никитин и председатель Белорусского общества глухих Сергей Сапуто.

После чего участники Дефлимпийских игр возложили цветы к подножью стелы «Минск – город-герой» и сфотографировались на память.

XXIII летние Дефлимпийские игры пройдут в турецком Самсуне с 18 по 30 июля.

Борьбу за награды поведут 42 белоруса: 16 легкоатлетов, 12 пловцов, 7 представителей вольной и греко-римской борьбы, 4 мастера пляжного волейбола и 3 дзюдоиста.

Всего в соревнованиях примут участие представители более 100 стран мира.

Спортсмены с нарушениями слуха будут соревноваться в 21 виде спорта, 16 из которых индивидуальные, 5 - командные.

На предыдущих Играх, которые прошли в Софии в 2013 году, белорусские спортсмены завоевали 27 медалей (12 золотых, 11 серебряных и 4 бронзовые).

Пресс-служба Министерства спорта и туризма
Фото: Владимир НЕСТЕРОВИЧ
Add a comment...

Post has attachment
Wait while more posts are being loaded