Profile cover photo
Profile photo
civ-def
10 followers -
Гражданская Оборона - общественное объединение города Алматы
Гражданская Оборона - общественное объединение города Алматы

10 followers
About
Posts

Post has shared content
Public
Центральная Азия: В новом отчете зафиксированы тревожные тенденции

По данным нового отчета, опубликованного семью НПО, лица, выступающие за справедливость и права человека в Центральной Азии, все чаще испытывают давление. В настоящее время наблюдается наступление на гражданское общество во многих частях света. Центральная Азия не исключение. Пространство гражданского общества в этом регионе сильно сузилось, и власти значительно ограничивают права на свободу слова, объединений и мирных собраний.

В этом отчете за 2017 год представлен обзор основных тенденций, касающихся гражданского общества в пяти странах Центральной Азии: Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане. Отчет опубликован Международным партнерством по правам человека (МППЧ) совместно с Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), Общественным фондом «Лигал просперити», Общественным фондом «Нота Бене», Ассоциацией юристов Памира, «Туркменской инициативой по правам человека» (ТИПЧ) и Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии» (АПЧЦА). Отчет главным образом основан на результатах мониторинга, проведенного центрально-азиатскими организациями в своих странах и на регулярных отчетах, подготовленных ими совместно с МППЧ в рамках инициативы CIVICUS Monitor, направленной на отслеживание состояния гражданского общества во всем мире.

«Посредством этого отчета мы бы хотели обратить внимание международного сообщества на текущее состояние гражданского общества в регионе, которое зачастую ускользает от внимания, и мобилизовать поддержку для привлечения властей стран Центральной Азии к ответственности за нарушения фундаментальных прав и свобод» - сказала Брижитт Дюфор, директор МППЧ. Она добавила: «В частности, нам бы хотелось привлечь внимание к лицам, которые подвергаются преследованию, поскольку они борются с несправедливостью и безнаказанностью и выступают в защиту ценностей, в которые они верят».

В отчете отмечается, что власти Туркменистана по-прежнему жестко контролируют распространение информации, подавляют инакомыслие и видят угрозу в любом проявлении независимой гражданской деятельности. Новый президент Узбекистана предпринял ряд ограниченных шагов в сторону отмены репрессивной политики своего предшественника, но еще не провел системную реформу в области защиты прав человека и не принял действенных мер для ослабления ограничений гражданского общества. Обстановка в Казахстане, Таджикистане и Кыргызстане ухудшилась, при этом власти этих стран оправдывают меры по ограничению фундаментальных прав необходимостью защиты национальной стабильности и безопасности. На фоне экономического спада, выборов, а также международных мероприятий, проведенных в регионе, власти стран Центральной Азии стали еще больше опасаться критики и менее терпимо относиться к тем, кто привлекает внимание к недостаткам политического курса государств, в частности, в социальных сетях и на других интернет-площадках.

Отчет можно загрузить ЗДЕСЬ: https://bureau.kz/files/bureau/Docs/Reports/2018/RUS%20final%20CA%20regional%20report%20March%202018.pdf



*



Обзор общих тенденций в каждой из стран Центральной Азии (более подробную информацию можно найти в отчете)



Казахстан

В 2017 году в Казахстане продолжилось сужение возможностей для свободы выражения мнений и независимой деятельности гражданского общества. На несколько оставшихся независимых СМИ оказывалось давление, а журналистов, пользователей социальных сетей и других критиков правительства преследовали, задерживали и сажали в тюрьму по уголовным обвинениям в «возбуждении» розни, распространении ложных сведений, клевете и других вменяемых им преступлениях в отместку за реализацию права на свободу выражения мнения и других фундаментальных свобод.

Внесенные правительством на рассмотрение новые законопроекты по вопросам информации и коммуникаций, адвокатской деятельности и религиозной деятельности вызвали беспокойство у гражданского общества в связи с увеличением ограничений в данных сферах. Деятельность НПО тщательно контролировалась, при этом в отношении нескольких финансируемых из-за рубежа правозащитных организаций проводились расследования и применялись наказания за надуманные налоговые правонарушения. Крупнейший в стране независимый профсоюз был закрыт из-за мнимого несоблюдения строгих регистрационных требований, установленных законом, а лидеров профсоюза обвинили в уголовных преступлениях и осудили по политическим мотивам.

Власти продолжали нарушать права жителей на мирные собрания и высказывание своего мнения, что вылилось в задержания, допросы и наказания представителей гражданского общества за участие в собраниях или обсуждение планов подобных мероприятий в социальных сетях, также подобное нарушение включало объявление незаконными забастовки рабочих, проходящих без нарушения общественного порядка.

Кыргызстан

В Кыргызстане в течение года также ухудшилось пространство для свободы слова и гражданского общества. Покинувший свой пост президент Алмазбек Атамбаев, который не мог участвовать в прошедших в октябре президентских выборах, так как согласно действующей конституции президент избирается только на один срок, продемонстрировал растущую нетерпимость к критике. В своих выступлениях он неоднократно совершал нападки на журналистов, правозащитников и других лиц, несогласных с его политикой – их обвиняли в попытках дестабилизировать ситуацию в стране. В защиту чести и достоинства Атамбаева были инициированы многомиллионные иски против независимых СМИ и журналистов, сам он призывал к усилению контроля над НПО. В период его правления также были введены новые ограничения фундаментальных прав. На несколько журналистов из-за их статей были заведены уголовные дела.

15 октября 2017 года Сооронбай Жээнбеков, поддерживаемый Атамбаевым кандидат в президенты, был избран в первом туре президентских выборов, набрав более 54 процентов голосов. Выборы предусматривали мирный переход власти, но использование так называемого административного ресурса в поддержку Жээнбекова оказало значительное влияние на их результат. Во время своей кампании Жээнбеков пообещал продолжить политику Атамбаева, хотя он и говорил, что его целью также является соблюдение прав человека, гарантии свободы выражения мнений и улучшение сотрудничества с гражданским обществом. Гражданское общество выразило надежду, что он предпримет конкретные шаги, чтобы избавиться от наследия Атамбаева в отношении свободы слова и прав человека, и будет поддерживать эти ценности. Однако на начальном периоде после инаугурации Жээнбекова в конце ноября не было отмечено никаких значительных шагов по достижению этой цели, и ситуация оставалась вызывающей озабоченность.

Таджикистан

В 2017 году пространство гражданского общества продолжало сужаться из-за ограничений фундаментальных прав и свобод. Независимые СМИ, журналисты и другие лица, критиковавшие политику властей, сталкивались с возросшим давлением, а власти неправомерно ограничивали использование интернет-ресурсов. Продолжается практика проверок деятельности НПО со стороны государственных органов. Разработка нового законодательства, касающегося деятельности НПО, осуществлялась непрозрачным образом без участия гражданского общества. Независимость адвокатуры оставалась под угрозой, а адвокаты, занимающиеся резонансными делами, подвергались уголовному преследованию и тюремному заключению. Проблематичное законодательство в совокупности с произвольными правоприменительными мерами подорвало право на мирные собрания.

В своем заключительном отчете по результатам визита в Таджикистан в 2016 году, опубликованном в июне 2017 года, специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение выразил озабоченность в связи с притеснениями независимых СМИ, гражданского общества и подавлением инакомыслия. Он призвал власти Таджикистана пересмотреть меры по обеспечению безопасности и общественного порядка, исключив ограничение основных прав как способ, на который сегодня делается упор, и предупредил, что такой подход «может подорвать те самые […] цели, о преследовании которых заявляет правительство».

Туркменистан

В 2017 году климат гражданского общества в Туркменистане оставался репрессивным, о чем свидетельствует крайне низкие показатели в международных рейтингах o состоянии свободы, присвоенных стране.

В феврале 2017 года президент Гурбангулы Бердымухамедов был переизбран на несвободных и несправедливых выборах, по результатам которых он набрал 97,7 процентов голосов ввиду полного отсутствия реальной конкуренции. В результате поправок, внесенных в конституцию в 2016 году, в ней полностью отсутствуют ограничения по сроку нахождения у власти нынешнего президента.

Наряду с усугублением экономического кризиса, повлекшим за собой серьезные последствия для населения, государственная пропаганда продолжала фокусироваться на мнимом благополучии и процветании нации, а культ личности, окружающий президента, еще больше укрепился. Власти подавляли распространение информации о проблемах в стране посредством цензуры и строгого государственного контроля над СМИ, а также усилили давление на критиков власти, контролируя, запугивая и преследуя их.

Проблема насильственной мобилизации граждан для участия в мероприятиях, восхваляющих режим, особо обострилась в ходе подготовки и проведения в Ашхабаде пятых Азиатских игр по боевым искусствам и состязаниям в помещениях (далее по тексту - «Азиатские игры») в сентябре 2017 г. Данные игры – первые крупные международные спортивные соревнования в Туркменистане. Власти готовились к их проведению несколько лет, и в погоне за международным имиджем вложили в них миллиарды долларов. Они предприняли особые меры для того, чтобы у иностранцев не сложилось нежелательного для властей впечатления о ситуации в стране, включая предотвращение неконтролируемых контактов с местными жителями.

Репрессивный климат означал, что отмечалось лишь несколько случаев публичного выражения недовольства, и власти приняли неотложные меры для подавления подобных редких протестов.

Узбекистан

Президент Шавкат Мирзиёев пришел к власти в Узбекистане после кончины в сентябре 2016 года президента Ислама Каримова, который правил страной в течение 27 лет. Правительство Мирзиёева прилагает все усилия для улучшения имиджа Узбекистана в глазах международного сообщества.

В течение 2017 года власти предприняли некоторые положительные шаги в направлении защиты прав человека. Прежде всего это касается принятия в феврале 2017 года стратегии, направленной на повышение независимости судебной власти. Власти также проявили большую готовность развивать сотрудничество с международными механизмами по защите прав человека, в частности

в мае был разрешен визит Верховного комиссара ООН по правам человека, и визит в октябре Специального докладчика ООН по вопросу о свободе религии и убеждений, который стал первым докладчиком ООН, получившим разрешение на посещение Узбекистана после 2002 года. В сентябре впервые за несколько лет был разрешен визит в Узбекистан представителям «Хьюман Райтс Вотч», деятельность которых была приостановлена в стране в 2011 году.

Следует особо отметить, что с момента прихода к власти президента Мирзиёева были освобождены из заключения не менее десятка журналистов и активистов гражданского общества, ранее осужденных за осуществление своих прав на свободу выражения мнений и других основных прав. Тем не менее, по состоянию на начало 2018 года, по меньшей мере, еще столько же журналистов и активистов оставались за решеткой по политическим мотивам. Те, кто вышел на свободу, обычно остаются под надзором, у них часто возникают проблемы с получением разрешения выезда за границу для прохождения лечения и посещения членов семьи.

В начале 2018 года по-прежнему трудно было оценить, насколько предпринятые положительные шаги улучшат на практике ситуацию в области прав человека. Как показывает представленная в данном докладе информация, еще многое предстоит сделать, чтобы положить конец системным репрессиями в отношении гражданского общества в Узбекистане.
Add a comment...

Post has shared content
Public
Вадим Курамшин ожидает пересмотра срока или амнистии

К осужденному правозащитнику обязаны применить новые нормы Уголовного кодекса, более того, в последнем судебном постановлении об уменьшении ему срока наказания (в связи с введением в действие нового УК) судья руководствовалась нормами Уголовного кодекса Казахской ССР!

Правозащитник Вадим Курамшин, отбывающий 12-летнее наказание в колонии ОВ-156/20 в Усть-Каменогорске, ожидает пересмотра назначенного ему наказания. По сообщению осужденного правозащитника, судебный процесс должен состояться 16 апреля в городском суде Усть-Каменогорска №2 в 10:30. Разбирательство пройдет под председательством М. К. Аргимберде.

Вадим Курамшин надеется, что в результате этого заседания ему будет пересмотрен назначенный срок заключения в сторону его снижения.

- 2 апреля я получил назначение даты рассмотрения дела о сокращении срока моего наказания. Рассмотрение будет осуществляться в порядке статьи 6, которая существенно улучшает мое положение. Наверное, то, что произойдет, можно расценивать как маленькую победу, поскольку это стало возможным после моего обращения к председателю верховного суда Жакипу Асанову с жалобой на лишение меня доступа к правосудию со стороны судьи усть-каменогорского суда, - комментирует по телефону предстоящий процесс Курамшин.

По мнению осужденного правозащитника, согласно введенным в прошлом году поправкам в уголовный кодекс страны, ему должны пересмотреть срок наказания с 12 назначенных на 7,6 лет. В качестве подтверждения Курамшин ссылается на постановление судьи Есильского района СКО Жумабаевой А. С. от 9 сентября 2015 года.

- Данное постановление было утверждено председателем суда и согласно ему мне была изменена мера наказания на 7,6 месяцев лишения свободы. При этом судья допустила массу ошибок при назначении мне «нового» наказания и необоснованно отказала мне в применении амнистии от 9 января 2006 года. Также судья Жумабаева забыла в постановлении исключить мне в приговоре от 7 декабря 2012 года статью 59 части 2 УК РК в редакции 1997 года, на основании которой мне было начислено столь суровое наказание. Теперь я прошу суд сократить срок наказания до определенного Есильским районным судом срока, - озвучил свою позицию Курамшин.

Также он сообщил, что срочно нуждается в адвокате. При этом, как сообщает Курамшин, он не имеет финансовых средств для его найма.

Напомним, в 2012 году Вадим Курамшин был арестован в Жамбылской области по обвинению в вымогательстве у помощника прокурора Кордайского района. Однако суд присяжных переквалифицировал обвинение на статью «самоуправство» и приговорил его к одному году ограничения свободы.

Позже апелляционная коллегия Жамбылского областного суда отменила оправдательный приговор в отношении Вадима Курамшина, после чего правозащитник был вновь арестован и на этот раз в отсутствие каких-либо доказательств суд по уголовным делам Жамбылской области приговорил правозащитника к 12 годам строгого режима.

В конце прошлого года общественник был переведен из колонии особого режима ЕС-164/4, которая находится в поселке Горный Есильского района Северо-Казахстанской области, в учреждение особого режима ОВ-156/20 в Усть-Каменогорске.

В начале февраля этого года общественник был переведен на обычный режим содержания.



Основания для сокращения срока (разъяснение Вадима Курамшина):

7 декабря 2012 года приговором специализированного межрайонного суда города Тараз я был осужден по статье 181 части 4. На основании статьи 59 части 2 УК РК мне был определен срок 12 лет лишения свободы с отбыванием наказании в колонии строгого режима. Все последующие инстанции оставили данный приговор без изменения. На основании определения начальника колонии 12 сентября на основании нового кодекса УК РК решением Елисийского районного суда данный приговор был мне изменен.

Постановлением судьи Есильского района СКО от 9 сентября 2015 года судьей Жумабаевой, утвержденного председателем суда, была изменена мера наказания на 7, 6 месяцев лишения свободы особо строго режима по статье КазССР. При этом судья массу ошибок при назначении мне наказания и необоснованно отказала мне в применении амнистии от 9 января 2006 года. Также судья Жумабаева забыла в постановлении исключить мне в приговоре от 7 декабря 2012 года статью 59 части 2 УК РК в редакции 1997 года, на основании которой мне было начислено столь суровое наказание, исключенное из норм УК. Прошу суд сократить срок наказания до определенного Есильским районным судом срока, по следующим основаниям:

Вступившими в законную силу 1 января 2015 года новые поправки УК РК произведены изменения в части определения рецидива и общих начал назначения наказания, имеющих значение по моему уголовному делу. В новом УК статья 59 не содержит указаний на нижний предел назначений наказания, которых суд обязан был ранее придерживаться. С учетом установленного действия норм уголовного лица с применением рецидива, что также является обстоятельством, улучшающим мое положение — как раннее осужденного с применением норм утративших силу. Ввиду чего устранены формальные препятствия в назначении минимального наказания в квалифицируемых нормах уголовного деяния. При отсутствии смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Минимальное наказание, предусмотренное в пункте первом статьи 181 УК РК - 7 лет лишения свободы.
Add a comment...

Post has shared content
Public
Евгений ЖОВТИС: «Ардак Ашим, похоже, стала жертвой карательной психиатрии»

«Власти за эти годы так зачистили оппозиционное политическое поле, что сейчас любой высунувшийся или недовольный ситуацией и критикующий власти рассматривается, если уж не как «враг народа», так уж как явно дестабилизирующий фактор».

31.03.2018 г. активистка и блогер из г. Шымкент Ардак Ашим после допроса в отделении полиции была принудительно помещена в психиатрическую больницу. Ее обвиняют в «возбуждении социальной розни» за то, что публиковала в Facebook посты «отрицательной направленности против властей»; также ее допрашивали о причастности к ДВК. По словам Ардак Ашим, следователь Бакытжан Сыздыков сказал ей: «Зачем ты лезешь до Старика (возможно, имеется в виду Назарбаев – Прим. ред.)? Ты причиняешь вред обществу!».

Активистка отмечает, что ей не вручили постановление суда о принудительном помещении в психиатрическую больницу сроком на месяц. Соответствующее решение принял судья С. Айнабеков без участия обвиняемой, ее адвокатов или родственников, что нарушает ст. 67 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана. Неизвестно, кто из экспертов или врачей, согласно ст. 271 УПК РК, заявил о необходимости помещения Ашим в психбольницу.

Айнура Ашимова – дочь Ардак Ашим, сообщила, что главный врач областного психоневрологического диспансера Кобланбек Оналбаев угрожал родственникам Ашим и запретил видеться с ней. Дочь Ашим опасается, что ее также могут подвергнуть преследованию или поместить в психбольницу.

Ардак Ашим через свою дочь сообщает, что ей будут пытаться колоть инъекции психотропных веществ, чтобы сделать из нее «невменяемую». Ардак Ашим считает, что один из организаторов ее преследования – аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев. Она говорит, что находится в опале акима в связи со своей активной гражданской позицией и оппозиционной деятельностью.

Как сообщает дочь Ашим, по состоянию на 02.04.2018, сотрудники правоохранительных органов никого не пускают в психиатрическую больницу. Мы попросили прокомментировать ситуацию у известного правозащитника Евгения ЖОВТИСА.

– В Шымкенте гражданскую активистку Ардак Ашим после вызова на допрос в полицию по уголовному делу принудительно поместили в психоневрологический диспансер. Насколько нам известно, ее привезли на «скорой» в сопровождении вооруженных полицейских. Как вы думаете, каким образом полицейские могли установить, что ее надо поместить в психушку? Как по закону должно было бы быть?

– Как следует из соответствующего постановления суда, в 2015 году госпоже Ашим был поставлен диагноз, связанный с психиатрическим заболеванием. В то же время она не была признана недееспособной, что в свою очередь не влечёт признания её невменяемой ни на момент размещения ею постов «отрицательной направленности» против властей в социальных сетях, ни на настоящий момент времени. Как я понимаю, против неё возбудили уголовное дело по статье 174 Уголовного кодекса Республики Казахстан за «разжигание социальной розни».

Можно предположить, что наши власти рассматривают себя самих как некую «социальную группу», с которой якобы и возбуждала рознь блоггер Ардак Ашим. Конечно же, с точки зрения таких наук, как социология и политология, «власть» не может быть никакой социальной группой, но и в Казахстане, и в соседней России социальной группой признают полицейских, прокуроров, судей, так что, наверное, они решили и всю власть представить такой обобщённой социальной группой.

Если применяются меры принудительного медицинского характера, то, конечно же, должно быть заключение медицинской комиссии, комиссии психиатров для установления того, что состояние госпожи Ашим именно таково, что её срочно надо поместить для лечения. Может, власти полагают, что наличие самого диагноза им позволяет так действовать. Можно также предположить, что власти хотят объявить её невменяемой на момент якобы совершения преступления.

Тут можно только гадать. Но то, что написано в постановлении суда о постах «отрицательной направленности против властей», делает всё дело явно политическим, а применяемые против госпожи Ашим средства уж очень похожими на печально известные средства «карательной психиатрии».

– Двумя неделями ранее по адресу активистки в Шымкенте полиция провела обыск, после чего полиция забрала ее на допрос в департамент внутренних дел ЮКО. В полиции ее допрашивали о том, причастна ли она к запрещенному судом в Астане движению «Демократический выбор Казахстана», и отпустили, предварительно взяв с нее расписку о том, что она не выйдет из дома на улицу города с голубыми шарами в голубой одежде в период с 21 по 24 марта. Насколько законно такое принудительное требование «силовых органов»?

– Никакой законной силы такая расписка не имеет. Запрет заниматься какой-то деятельностью может содержаться только в обвинительном приговоре суда. Это вид наказания. Кроме того, в нашем Уголовном кодексе или Кодексе об административных правонарушениях ни про голубые шары, ни про голубую одежду ничего не сказано. Вообще-то это классическая дискриминация по цвету. А если серьёзно, крайне печально, что полицейские считают себя вправе отбирать такие абсолютно незаконные расписки.

– Поскольку нет сведений подтверждающих, что психическое состояние А.Ашим не позволяет ей лично участвовать в судебном заседании, как быть с судебным процессом, который шел до этого времени по иску некоего гражданина Суйин? Напоминаем, что Ардак Ашим проходит также ответчиком по уголовному делу в Шымкенте – «о клевете и оскорблении» – инициированному местным гражданским активистом.

– Судя по тому, что к госпоже Ашим были применены принудительные меры медицинского характера, видимо, власти считают, что её психическое состояние таково, что требует срочного принудительного лечения и на это время, соответственно, она не может участвовать в других судебных разбирательствах.

- Как видно, столько «дел» разом навалились только одному гражданскому активисту. Что кроется за всеми этими делами? Не считаете ли вы, что тем самым власти начали кампанию запугивания гражданских активистов и сторонников ДВК, когда данное движение начало влиять на умы и сердца народа?

– Ну, наши власти стабильно запугивают сторонников любой политической оппозиции на протяжении, как минимум, последних 20 лет. Вспомните давление на Республиканскую народную партию Казахстана (РНПК) в конце 90-х, аресты в начале 2000-х лидеров тогдашнего движения «Демократический выбор Казахстана», потом ликвидацию одноимённой партии за якобы экстремизм, потом давление на партию «Алга!» и т.д. Так что ничего нового.

Власти за эти годы так зачистили оппозиционное политическое поле, что сейчас любой высунувшийся или недовольный ситуацией и критикующий власти рассматривается, если уж не как «враг народа», так уж как явно дестабилизирующий фактор, и с ним проводятся беседы, привлекают к административной ли уголовной ответственности, следят, предупреждают, давят через родственников. При этом ни политические, ни экономические, ни социальные проблемы никуда не деваются, не говоря уже о явно растущем недовольстве всей правоохранительной и судебной системами. Так что не ДВК, так кто-то другой всё равно будет их озвучивать.

– Сразу после решения суда, в котором ДВК признан экстремистской организацией, в разных регионах Казахстана активистов и журналистов стали вызывать или доставлять в отделения полиции. Это коснулось тех, кто в социальных сетях выражал поддержку ДВК, критиковал решение о запрете ДВК или просто ставил «лайки» под соответствующими постами. Как вы прокомментировали бы эту ситуацию?

– ДВК уже был ликвидирован более 10 лет назад и тоже якобы за экстремизм, хотя никакого экстремизма ни в действиях, ни в выступлениях его лидеров, по моему мнению, не было. Но властям надо же как-то обосновывать преследование гражданских активистов, недовольных и инакомыслящих. Вот и по второму разу его признали экстремистской и теперь имеют как бы законные основания прессовать всех, кто как-то демонстрирует свою нелояльность.

– Чего боится власть? Неужели все это связано с предстоящим транзитом власти?

– А если власть нелигитимна, то есть не обеспечена поддержкой, выраженной на свободных и справедливых выборах, она всего боится. Потому что понимает, что проценты можно любые нарисовать, можно 24 часа в сутки промывать, извините, засорять мозги, как это делает российское телевидение, можно закатать под асфальт всю оппозицию и не дать возможности проявиться никаким не контролируемым властью лидерам, но от этого легитимность не добавляется. А на фоне обострения борьбы элитных групп в связи с предстоящим транзитом власть собственной тени боится. Это характерная черта авторитарных режимов. И они ликвидируют любые, даже воображаемые угрозы имеющимся у них инструментарием, что неизбежно делает государство всё больше «полицейским». Что мы и наблюдаем.

ИСТОЧНИК:

Газета «Общественная позиция» (проект «ДАТ»)
Add a comment...

Post has shared content
Public
ДВК и мир

Скромная информационная реакция за рубежом на объявление вне закона движения «Демократический выбор Казахстана» может говорить о потере интереса к нашей стране.

После того, как Есильский районный суд внезапно и тайно признал экстремистским движение «Демократический выбор Казахстана», а силовые структуры, не дождавшись даже вступления решения (если такое имеется) в законную силу, скромно отреагировали зарубежные СМИ и международные правозащитные организации.

Верить им или нет, это уже на усмотрение каждого. Однако можно предположить, что именно эта, пусть даже незначительная, реакция будет принята во внимание, если казахстанские власти попытаются дать своей инициативе ход за пределы республики.

Небольшие материалы, констатирующие факт признания «демвыбора» экстремистской организацией, вышли: на радио «Свобода/Свободная Европа» - «Политическое движение беглого олигарха признано в Казахстане экстремистским», в информационном агентстве «Рейтерс» - «Казахстан объявляет вне закона политическое движение банкира, находящегося в изгнании», американской газете «Herald Tribune» - «Демократический выбор Казахстана объявили вне закона по обвинению в экстремизме».

Журналист британского издания The Diplomat в своей статье «Аблязовские шары: казахстанская оппозиция окрашивается в синий цвет», шокирует читателей тем, как в Казахстане преследуют людей за наличие воздушных шариков синего цвета.

Сайт, посвященный проблемному региону Центральной Азии «Eurasianet» в статье «Казахстан закрывает информационные каналы лидеров оппозиции» достаточно подробно остановился на срочных мерах, предпринятых властями для уменьшения влияния политического оппонента на умы населения.

Мы уже писали, что «Международная амнистия» инициировала кампанию, признав находящуюся под домашним арестом алматинку Акмарал Тобылову узником совести.

Однако наиболее основательно подошла к теме польская правозащитная организация Фундация «Открытый диалог», выпустившая в том числе на русском языке отчет «Преследования активистов ДВК в Казахстане», где детализировано рассказывается о том, кто и где столкнулся с жесткой реакцией силовых структур за свои явные или тайные симпатии к виртуальной организации, которую Есильский районный суд признал экстремистской.

В принципе, небольшая реакция – показатель того, что Казахстан не является каким-то весомым игроком на международном уровне, да и надежд у международного сообщества, что государство продемонстрирует политическую волю к демократическим изменениям, кончились. И они правы: наши проблемы – это наши проблемы, которые зачастую при отсутствии здравого смысла и наличия молчаливого согласия большинства кажутся в демократических странах совершенно непонятными.
Add a comment...

Post has shared content
Международный день мира — 2017 «Вместе на благо мира: уважение, безопасность и достоинство для всех» - http://www.un.org/ru/events/peaceday/
Photo
Add a comment...

Post has attachment

Post has attachment

Post has shared content

Post has shared content

Post has shared content
Wait while more posts are being loaded