Profile cover photo
Profile photo
Zerek Translation Company
19 followers -
Переводческая компания, translation company, аударма компаниясы
Переводческая компания, translation company, аударма компаниясы

19 followers
About
Posts

Post has attachment
PhotoPhotoPhoto
2015-11-29
3 Photos - View album

Post has attachment
Photo

Post has attachment
PhotoPhotoPhotoPhoto
2015-11-23
4 Photos - View album

Post has attachment
PhotoPhotoPhotoPhoto
2015-11-19
4 Photos - View album

Post has attachment
Photo

Post has attachment
PhotoPhotoPhoto
2015-11-15
3 Photos - View album

Post has attachment
Fail translation
Photo
Photo
2015-11-12
2 Photos - View album

Post has attachment
Трудности художественного перевода

#мнение@translatorstalking

Потери при переводе художественной литературы неизбежны. Идеального перевода нет и каждый переводчик сам для себя определяет базовую стратегию перевода. Так считает лингвист, доктор филологических наук Дмитрий Добровольский. 


Обсуждая переводы художественной литературы, возникают вопросы: что переводится, на какие языки переводится, в который раз переводится и какими были предыдущие переводы. Если взять переводы русской классики, на основные европейские языки (английский, французский, немецкий, итальянский и т.д.), становится очевидным, что переведено все и неоднократно. Так, "Пиковая дама" Пушкина переводилась на немецкий 13 раз, а на французский - 16 раз. "Борис Годунов" переводился на французский язык 15 раз, а роман Достоевского "Идиот" переводился на немецкий 22 раза.

Почему так много переводов одного и того же? 
Как считает доктор филологических наук Дмитрий Добровольский, в идеале каждому поколению нужен свой перевод. Это связано не только с тем, что меняется принимающий язык, дело в том, что меняется и сам способ перевода. Каждый перевод отличается по стратегии и тактике, выбранной переводчиком. 
"В переводческой практике есть определённые моды, разные стратегии и тактики перевода, и каждый раз переводчик для себя определяет доминанту: что для него важно, что он обязательно хочет сохранить в переводе", - говорит ученый.

С одной стороны, нет ни одного идеального перевода, поскольку потери в переводе неизбежны. С другой стороны, любой перевод имеет какие-то положительные стороны. Просто разные переводчики по-разному определяют для себя ту базовую стратегию, которой они следуют.

В качестве примера ошибки перевода Дмитрий Добровольский приводит немецкий вариант "Носа" Гоголя, где Казанский собор переводится как Kaufhaus, то есть "универмаг". "Причём переводчик, видимо, сам заметил свою ошибку и все описания молящихся людей — как они крестились, то и сё — аккуратно выпустил. Понятно, что это нехорошо. Но в любом переводе потери неизбежны", - отмечает лингвист. 

Еще один пример - немецкий вариант перевода названия книги Достоевского "Преступление и наказание". В немецкой традиции перевод всегда звучал как Schuld und Sühne, то есть "Вина и искупление" или "Вина и покаяние". Первым, кто использовал название Verbrechen und Strafe стал Александр Элиасберг в 1921 году. Позже этот же вариант выбрала переводчица Светлана Гайер.

Некоторые труднопереводимые слова и выражения в тексте оригинала оказываются настолько важными для осмысления всего содержания романа, что переводить их приблизительно не очень хорошо.

Например, русское слово «надрыв», которое очень любил Достоевский, которое в «Братьях Карамазовых» встречается много раз, даже в названии отдельных глав, и является действительно ключевым словом этого романа, практически не имеет хорошего немецкого эквивалента. Его по-разному переводили в разное время разные переводчики, но что-то уходило. Интересно, что в последнем переводе переводчица Светлана Михайловна Гайер перевела «надрыв» как Nadryw, то есть просто транслитерировала это слово. И удивительно, что это слово прижилось, в немецкой «Википедии» даже есть отдельная статья, посвященная слову Nadryw.

Источник:http://news.flarus.ru/
Photo

Post has attachment
Photo

Post has attachment
PhotoPhotoPhoto
2015-11-08
3 Photos - View album
Wait while more posts are being loaded